?

Log in

No account? Create an account

May 16th, 2019





Оказавшись в реанимации три дня назад побывал в «шкуре» пациента, и ещё раз убедился как страшно болеть. Со мной уже лучше, и лежа на больничной койке, хочу обратиться к тем, кто привел в нашу страну настоящих убийц.


Три года продолжается правовой беспредел. Сотни тысяч людей стали жертвами так называемой реформы здравоохранения. К сожалению нищие и бесправные врачи и медицинские профсоюзы оказались бессильны оказывать сопротивление разрушительным действиям хорошо подготовленных манипуляторов и демагогов, делающих на реформе собственный бизнес.



Документов, подтверждащих преступные действия всей команды пингвинов хватило бы уже на десятки уголовных дел, но есть люди, которые привели эту шушваль в минздрав и прикрывают эту команду даже от легкой критики. Они взяли всю ответственность за тысячи неоправданных смертей на себя. Мы все знаем имена этих людей.
Read more...Collapse )

[reposted post] «ПЕТЛЯ СТОЛЫПИНА» (9)


Памятник П.А. Столыпину в Москве. Установлен 27 декабря 2012 г. у Дома Правительства РФ.


ДЕНЬГИ И ВЛАСТЬ



О деятельности Петра Аркадьевича, направленной на раскол СРН, свидетельствовали многие.
«Оппозиция правых тем и опасна была Столыпину, – писал тот же Ю.С. Карцов, – что отвечала она тайным желаниям Царя и Его приближенных. Правые укоряли Столыпина, что он отдавливает Царю ногу, и называли его узурпатором. Столыпин отплачивал им той же монетой и заподазривал их лояльность. Правая партия, если бы она объединилась и распространилась на всю Империю, приобрела бы огромное политическое значение. Весьма понятно, в заботе о собственной власти, подобного объединения не могла допустить бюрократия.
Начальник Охраны генерал Герасимов с откровенным цинизмом заявил председателю Союза Русского Народа А.И. Дубровину: “Мы перессорили крайних левых. Теперь ваша очередь. Мы перессорим вас так, что вы вцепитесь друг другу в волосы”.



П.А. Столыпин с Министром Императорского Двора бароном В.Б. Фредериксом на палубе Императорской яхты «Штандарт». Рига. 1910 г.

Divide et impera [Разделяй и властвуй (лат.)]. Подкупом и наградами прельщал главарей правой партии и переманивал Столыпин на свою сторону и, разъединяя партию, способствовал образованию новых организаций. Такая политика сеяния розни дискредитировала сторонников Монархии в глазах общественного мнения и гибельно отозвалась на самой идее Монархии. В погоне за милостями начальства, на радость и потеху противников Царской власти, правые ссорились между собою и закидывали друг друга грязью. Люди более самолюбивые и с положением отошли от монархизма и примкнули к партии националистов, которой особенно благоволил Столыпин. Монархистами остались лишь те, которые не брезгали водиться с Департаментом полиции и получать деньги из десятимиллионного секретного фонда, или те немногие, которые не хотели поступиться полнотою Царской власти и которым вследствие этого (и впоследствии, после 1917 г., прибавим мы. – С.Ф.) некуда было деться» (Ю.С. Карцов «Хроника распада. П.А. Столыпин и его система». С. 112-113).
Об этом следователям ЧСК летом 1917 г. говорил и Н.Е. Марков:
«Соколов: В чем выражалось неблагоприятное отношение Столыпина?
Марков: В том, что он всячески, через своих подчиненных, поддерживал рознь в Союзе. Зная совокупность политики Столыпина, как к нам относились на местах, как наших союзников преследовали и выгоняли со службы, можно убедиться в том, что по внешности к нам относились хорошо и даже субсидировали, а в сущности нас уничтожали.
Соколов: Вы сказали: “всячески поддерживали рознь”. Что это значит, каким путем министр внутренних дел поддерживал рознь между отдельными организациями?
Марков: Способы мне не известны, но известно, что мою идею и идею моих ближайших единомышленников всячески расстраивали, а идея была создание единого монархического органа.
Соколов: Каким же способом административного воздействия или какого-либо иного образа действий министр внутренних дел мешал вашей идее осуществиться?
Марков: Так, конкретно отвечать на этот вопрос очень трудно. Политика его влекла к розни; например, одним союзам покровительствовали на местах, а другие преследовались.
Соколов: Каким союзам покровительствовали и какие преследовали?
Марков: Это зависит от географии. Рознь поддерживали всячески: в одних городах поддерживали наших, в других – дубровинских, в третьих – третьих, во всяком случае, эта разность правительственного отношения несомненно имела значение» («Падение Царского режима. Т. VI. С. 194-195).



Николай Евгеньевич Марков.

Далее Н.Е. Марков уточнил: «Столыпин […] не желал уничтожения Союза, но боялся слишком большого его усиления» (Там же. С. 201). По-иному о том же самом писал генерал А.А. Мосолов: П.А. Столыпин «понимал симпатии Царя к правым и пошел навстречу им, но лишь настолько, насколько они были ему [Столыпину] нужны» (А.А. Мосолов «При Дворе последнего Императора». С. 184). Однако «понимал» не значит, разумеется, что одобрял.
По словам видного деятеля черносотенного движения Е.А. Полубояриновой, П.А. Столыпин выделил в 1906 г. дубровинскому Союзу субсидию в 150 тысяч рублей с тем, чтобы большая ее часть была потрачена на проведение в Думу В.М. Пуришкевича. «Это было желание самого Столыпина» («Союз Русского Народа». С. 39-40).
Начавшееся с 1909 г. субсидирование СРН П.А. Столыпин пытался использовать и для давления на «союзников». «Столыпин пробовал, – говорил Н.Е. Марков, – но я не соглашался, потому что ставил условие, что они [деньги] не должны стеснять нас в свободе нашей деятельности. Так что попытки были, но успеха не имели. Относительно позднейших министров я такого случая не помню. […] Как сам Столыпин относился по существу враждебно, так, конечно, относилась и вся администрация. […] Выдача денег вовсе не свидетельствует в государственных делах о симпатии; я думаю, тому много примеров. Иногда бывает обратное – желая нанести вред, можно выдать деньги. Такие бывают композиции» («Падение Царского режима». Т. VI. С. 181, 188, 194).



«Наши шантеклеры». П.Н. Милюков, А.И. Гучков, граф В.А. Бобринский, В.М. Пуришкевич, Е.П. Гегечкори. Шарж В. Арнольда.

Николай Евгеньевич говорил о попытках со стороны П.А. Столыпина «влиять в желательном направлении на газеты» «союзников». Линия премьера была «в поддержании Правительства, в частности, Министерства внутренних дел». Однако черносотенная пресса, по словам Н.Е. Маркова, «часто нападала на отдельных министров и довольно резко, а это, конечно, не нравилось» (Там же. С. 198).
Не обходили вниманием в правой прессе и самого П.А. Столыпина.
23 марта 1907 г. П.Б. Струве в бюджетной речи в Думе озвучил статью, опубликованную в 65-м номере газеты «Русское Знамя»: «Да будет ведомо Столыпину, что русский православный народ только смеется над его словами: “не запугаете”. Когда-нибудь настанет время, и время это наступит очень скоро, когда мы не позволим дурманить русских граждан обещаниями заморской конституции, кадетскими бреднями. Нет, все говорит за то, что настала пора покончить все политические счеты с нынешним Столыпинским министерством» (В.А. Маклаков «Вторая Государственная дума». М. 2006. С. 287).



«Русское Знамя» – самая популярная ежедневная монархическая газета, выходившая в Петербурге с ноября 1905 г. по февраль 1917 г. под редакцией военного врача А.И. Дубровина. Центральный печатный орган Союза Русского Народа.

Причина этой коллизии в свое время была раскрыта одним из правых деятелей: «Националисты и монархисты… питают безграничную преданность только к своему Царю и считают себя верноподданными только Царя, но отнюдь не Его министров». В черносотенных организациях прекрасно осознавали разницу между «Священной Особой Помазанника Божия и Его слугами, которых Он может одним мановением возвратить в “первобытное состояние”, если они не оправдают Его доверия» (А.А. Иванов «Последние защитники Монархии. Фракция правых IV Государственной думы в годы Первой мiровой войны (1914 – февраль 1917)». СПб. 2006. С. 76-77).
В ответ на обвинение в получении Союзом Русского Народа денежных субсидий от Правительства Н.Е. Марков с достоинством отвечал: «…Мы не считаем ничего дурного в том, что партия, поддерживающая Монархию, получает от Правительства своего Монарха помощь, как партия, поддерживающая еврейство, получала помощь от еврейства» («Падение Царского режима». Т. VI. С. 180).
Итак, деньги брали – и критиковали. За дело, в их представлении.
Это, конечно, было выше понимания либеральных политиков, адвокатов и журналистов, осуществлявших свою деятельность и живших за счет еврейских денег. Все они были куплены на корню. И – попробуй пикни! Несанкционированный шаг влево или вправо – и прощай достаток, а, может, и нечто большее…
Но вернемся к премьеру…
«Меня угнетает мысль, – писал 12 декабря 1911 г. Одесский градоначальник генерал И.Н. Толмачев, – о полном развале правых. Столыпин достиг своего, плоды его политики мы пожинаем теперь; все ополчились друг на друга» («Воинство Святого Георгия». С. 97).
«По приказу Столыпина, – утверждает современный исследователь монархической правой А.Д. Степанов, – Департамент полиции перлюстрировал переписку правых, за лидерами монархистов была установлена слежка. Орган Союза Русского Народа газета “Русское Знамя” регулярно подвергалась цензурным репрессиям, порою более безжалостным, чем либеральные издания. За пять лет, с декабря 1905 по декабрь 1910 года на газету было наложено шесть штрафов на весьма внушительную сумму в 11 тысяч рублей, орган Союза получил 13 предупреждений и “обращений внимания”, 18 номеров газеты было изъято…» («Воинство Святого Георгия». С. 90).
Как писал уже в эмиграции упоминавшийся нами Б.А. Пеликан, «Правительство разрушило сильную и деятельную единственную организацию Союза Русского Народа и, разрушив ее, не сумело организовать другую» (Б.А. Пеликан «Черносотенство» // «Русский Стяг». Белград. 1926. № 14. 30 августа/ 12 сентября. С. 4).
Однако справедливости ради, следует сказать, что в раскол черносотенного движения немалую лепту внесли и сами его лидеры. «…Столкновения личных амбиций и самолюбий, – справедливо отмечал В.М. Клыков, – вносили разброд и шатание в ряды союзников […] …Черносотенцы уничтожали сами себя. “И как Правительству опираться на нас, – с горечью писал архимандриту Макарию (Гневушеву) о. Иоанн Восторгов, – если мы сами друг друга едим”» («Воинство Святого Георгия». С. 31, 34).
Хороший урок в связи с этим преподал о. протоиерею Г.Е. Распутин. «В 1913 году, – рассказывал о. Иоанн, – когда я жил в Москве в Епархиальном доме, ко мне после всенощной под Вознесенье заявился Распутин и на мой вопрос, откуда, ответил, что от митрополита Макария зашел ко мне. “Ты меня ругаешь, – начал Распутин, – а я тебе зла не желаю”, – и указал на одно совершенно частное собрание в Петербурге, на котором присутствовал Скворцов и на котором я резко отозвался о Распутине. “Ты вот назвал меня проходимцем, а я тебе добра желаю…”» (Ф.П. Симпсон «Постановление Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства» // А.А Искендеров. «Закат Империи». М. 2001. С. 383. Со ссылкой на: ГАРФ. Ф. 1467. Оп. 1. Д. 479).

О Г.Е. Распутине и о. Иоанне Восторгове см.:
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/114930.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/115115.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/35608.html



Протоиерей Иоанн Восторгов (1864–1918) – известный проповедник, миссионер, духовный писатель, деятель монархического движения. В 2000 г. прославлен Русской Православной Церковью в лике святых. Память 23 августа по юлианскому календарю в Соборе Святых Новомучеников и Исповедников Российских.

Министр внутренних дел Н.А. Маклаков говорил о правых организациях, как об «области сплошного разочарования. «…В сущности, – утверждал он, – это была одна грусть. Я сочувствую принципам в чистом виде, потому что исповедывал их с самых юных лет. Я, по крайней мере, не безнадежно смотрел на самый строй, а смотрел безнадежно на людей, которые занимали те или другие места. Зачастую приходили просить денежной помощи, субсидии. Потом начиналась Бог знает какая грязь, друг на друга взводили обвинения, разобраться не было возможности, грызли друг друга, разногласия и клевета выступали в печати. Одним словом, получалось впечатление такого чада, что иной раз думалось – лучше бы не было того, что было» («Падение Царского режима». Т. III. М.-Л. 1925. С. 104).
В очередной раз подтверждалась непреложная истина: «Всякое Царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит» (Мф. 12, 25).
В критические предпереворотные дни действенную помощь Русской Власти оказали немногие черносотенцы.
Вспомним здесь глубокие по своей проницательности статьи, письма и телеграммы председателя Народной Монархической Партии купца Н.Н. Тихановича-Савицкого, принимавшегося, и весьма благосклонно, Царицей. Даже будучи в заключении у временщиков, он не переставал выдавать политический прогноз. «…Муж говорит, – писала в июне 1917 г. А.Ф. Керенскому супруга астраханского монархиста, – Правительству следует принять во внимание, что в непродолжительном времени власть перейдет к толпе и солдатам, сторонникам Ленина, и политические заключенные могут подвергнуться смертельной опасности» (П.Ш. Чхартишвили «Черносотенцы в 1917 году». С. 136). Как мы помним, всё так и случилось.



Нестор Николаевич Тиханович-Савицкий (1866 – после июля 1917) – председатель Астраханского отдела Союза Русского Народа, а затем Астраханской монархической партии.

К нему, как, впрочем, и ко многим другим черносотенцам, с полным основанием можно отнести слова думца, либерала и масона В.А. Маклакова: «..В своих предсказаниях правые оказались пророками. Они предрекали, что либералы у власти будут лишь предтечами революции, сдадут ей свои позиции. Это был главный аргумент, почему они так упорно боролись против либерализма» (В.А. Маклаков «Из прошлого» // «Современные Записки». Т. 38. Париж. 1929. С. 290).
Стоит также вспомнить и о посещении заседания Совета министров 25 февраля 1917 г. группой известных правых членов Государственного Совета (А.А. Ширинский-Шихматов, А.Ф. Трепов и Н.А. Маклаков), настойчиво предлагавших ввести в Петрограде осадное положение (Е.Д. Черменский «IV Государственная дума и свержение царизма в России». М. 1976. С. 278-279).
Однако всё это факты единичные.
Современным авторам, пишущим о черносотенцах и разделяющим провозглашавшиеся ими благородные принципы (которым, к сожалению, многие из них сами не следовали), конечно, очень бы хотелось видеть их героями без страха и упрека, «Донкихотами Самодержавия» (А.А. Иванов «Последние защитники Монархии». С. 30). Но, увы, не получается…
Дурной шуткой выглядит обложка недавно вышедшей книги «Последние защитники Монархии» с шестью медальонами-портретами черносотенцев. Два из них принадлежат В.М. Пуришкевичу и А.Н. Хвостову, роль которых в крушении Русского Царства вряд ли кто из находящихся в здравом уме и твердой памяти станет ныне отрицать.




А вот названия некоторых очерков в юбилейном сборнике к 100-летию Союза Русского Народа «Воинство Святого Георгия» (СПб. 2006):
«Верный Богу, Царю и народу» – об А.И. Дубровине, пакостившем перед лицом чекистов ангельский образ Царицы-Мученицы Александры Феодоровны (причем, как это явствует из библиографии к очерку, автору его эта публикация протоколов хорошо известна).
«Крестный отец Союза Русского Народа» – о профессиональном клеветнике на Царя, Царицу, всю Их Святую Семью генерале Е.В. Богдановиче.
«Русский крестоносец» – о другом клеветнике на Царскую Семью и Их Друга, священнике Владимiре Востокове, в марте 1917 г., Великим Постом служившего по случаю переворота благодарственный молебен, облачившись в пасхальные красные ризы.
«Истинно-русский грузин» – о ялтинском градоначальнике И.А. Думбадзе, планировавшем демонстративное убийство Царского Друга во время пребывания в Крыму Императора, Императрицы и Их Детей.
Речь, как видим, идет не об отдельных согрешениях, о которых Церковь говорит, что нет такого человека, который поживет и не согрешит, а о сознательных и убежденных нарушителях присяги своему законному Государю, т.е. о государственных преступниках.
Момент истины для черносотенцев наступил в марте 1917 года. Нет сомнения, многие из них жестоко пострадали. «…Я беглец, скрывающийся от нападения врагов, – заявил следователям ЧСК Н.Е. Марков в июле 1917 г., – и не знаю того, что делается […] Мы все уничтожены, мы фактически разгромлены, отделы наши сожжены, а руководители, которые не арестованы, – в том числе и я, пока не арестован, – мы скрываемся» («Падение Царского режима». Т. VI. С. 191).
Но и сопротивления ведь не было оказано никакого.
Если быть до конца честным, то сегодня, конечно, нельзя не задаться вопросом: «…Что этот “Союз” спас? Что спасла эта “русская партия”? Она ничего не спасла, но многое погубила. И список погубленного – в мартирологе жертв Империи. Напоминаю не для того, чтобы его предъявлять, а для того, чтобы понимать, что к чему. Если бы хоть что-то было спасено! Если бы на основе этих судорог (энергия – это всегда судорога) произросла великая русская жизнь. Так ведь ничего не произросло! Потому что не для произрастания изначально создано было» («Наш Современник». 2007. № 9. С. 189).




Русский мыслитель И.А. Ильин с понятной горечью писал: «Упорное противодействие левых Дум, “Выборгское воззвание” и убийство П.А. Столыпина в присутствии Государя – всё это говорило языком недоверия к Престолу, языком ненависти и угрозы. А между тем никакого отпора этим угрозам, никакой безкорыстно-монархической мобилизации общественности, никакого искреннего организованного порыва к Престолу в стране не наблюдалось. Русский народный монархизм оставался пассивным и не давал Династии живого ощущения – доверия, любви, поддержки, весомости и единения. При таком положении дел воля Государя могла почувствовать себя изолированной, одинокой, безсильной…» (И.А. Ильин Собр. Соч. Т. 2. Кн. II. М. 1993. С. 104).
«Многие перестроились в марте 1917 года, – пишет специально исследовавший проблему историк. – Бывший председатель СРН в Москве и Всенародного Русского Союза И.И. Восторгов (расстрелян большевиками в 1918 г.) заявил, что солидарен с новым правительством. Дворянин и землевладелец, шталмейстер, сенатор, бывший член Главного Совета СРН А.А. Римский-Корсаков подал вместе с другими членами Государственного Совета письменное заявление министру-председателю Временного правительства князю Г.Е. Львову о готовности служить новому строю. Одесская черносотенная газета “Русская речь” заявила о своей лояльности. […] Пресса сообщила, что о своем признании Временного правительства заявили: Г.Г. Замысловский, бывший член Главного Совета СРН; В.П. Соколов, один из главных учредителей СРН, товарищ председателя его Главного Совета; С.А. Кельцев, председатель Русского Монархического Союза…» (П.Ш. Чхартишвили «Черносотенцы в 1917 году». С. 133-134).



Александр Александрович Римский-Корсаков (1849–1922) – участник правомонархического движения, с 1920 г. находившийся в эмиграции в Германии. Скончался в Берлине, был похоронен на русском кладбище Тегель.

И потому прав был Н.Е. Марков, когда на открытии Рейхенгалльского монархического съезда в мае 1921 г. заявил :
«Монархия пала не потому, что слишком сильны были ее враги, а потому, что слишком слабы были ее защитники.
Падению Монархии предшествовало численное и качественное оскудение монархистов, падение монархического духа, расслабление монархической воли. Монархисты презирались, монархические газеты не читались, монархические организации высмеивались и бойкотировались. Хорошим дореволюционным тоном считалось пренебрегать и презирать монархизм; так было в обществе, так было в правительстве, так шло до самого Трона. Не Ленин и Троцкий, а всеобщее забвение и пренебрежение к монархическому делу разрушили Великое Государство Российское. Ленин и Троцкий только черви, которые завелись в трупе.
Государь сознавал весь ужас такого отношения к монархизму, но Государь Сам был оклеветан и опорочен в глазах Своего народа, Он не смог выдержать злобного напора всех тех, кто, казалось бы, был обязан всячески укреплять и защищать Монархию» (Н.Е. Марков «Войны темных сил». С. 385).



Продолжение следует.

Мои твиты

Read more...Collapse )

Tags: