?

Log in

No account? Create an account

July 29th, 2019

Сюрприз-сюрприз.





Кто бы мог подумать, что так будет? Как неожиданно получилось!




Отказ от индексации пенсий работающим пенсионерам не привел к нужному результату, заявили в Счетной палате


Несмотря на все принятые государством меры, создать в России эффективную пенсионную систему так и не удалось. Об этом заявила аудитор Счетной палаты Светлана ОрловаПо данным Росстата, число работающих пенсионеров в России резко сократилось после отмены индексации их пенсий

Несмотря на все принятые государством меры, создать в России эффективную пенсионную систему так и не удалось. Об этом заявила аудитор Счетной палаты Светлана Орлова, доклад которой опубликован на сайте ведомства.

В частности, по ее словам, не удалось реализовать план по снижению дефицита Пенсионного фонда (ПФР) за счет отмены индексации пенсий для работающих пенсионеров. Пенсии для продолжающих работать перестали индексировать в 2016 году, однако ожидаемый эффект достигнут не был из-за сокращения численности работающих пенсионеров.

По данным Росстата, число работающих пенсионеров в России резко сократилось после отмены индексации их пенсий. Если на 1 января 2016 года их насчитывалось 15,26 млн, то уже через год стало на треть меньше - всего 9,88 млн. К 1 января 2019 года число работающих пенсионеров в России сократилось до 9,67 млн, а их доля в общем числе пенсионеров - до 22% (на 1 января 2016 года было 35,7%).

В ближайшие годы объем трансферта на выплату страховых пенсий будет снижаться, но зависимость Пенсионного фонда от федерального бюджета все равно сохранится. По оценке Орловой, трансферт на выплату страховых пенсий из федерального бюджета в ПФР в 2020 году составит почти 2 трлн рублей.

Аудитор отметила также, что применяемая с 2015 года формула расчета страховой пенсии, при которой ее размер зависит от индивидуального пенсионного балла, вообще не стимулирует граждан работать дольше. А реализуемая с 2013 года Стратегия долгосрочного развития пенсионной системы пока не привела к заметному улучшению положения и неработающих пенсионеров.

"За шесть лет ее реализации коэффициент замещения не превысил 35%. Чтобы достичь 40%, средний размер страховой пенсии неработающего пенсионера в 2024 году должен составлять не менее 24 тыс. руб. Для этого начиная с 2022 года страховые пенсии неработающих пенсионеров необходимо увеличивать в два раза выше уровня инфляции", - подчеркнула аудитор.



время публикации: 26 июля 2019 г., 15:48 | последнее обновление: 26 июля 2019 г., 15:53
Подробнее:




https://storm100.livejournal.com/6714008.html






Жилье Собянина и Ликсутова, Хуснуллиных и Сергуниных и другие «тайны московского двора».


​​​​Папа Собянина



В начале июля телеграм-каналы взбудоражило известие о том, будто отцу московского мэра Сергея Собянина срочно понадобилась неотложка: как выяснили, в элитный коттеджный поселок Николино на Рублевке пенсионеру даже вызвали реанимобиль.

Read more...Collapse )

[reposted post] Альтернативы Путину нет?


Именно это утверждают охранители. Допустим, что это так. Тогда нет никакой альтернативы у России, кроме как продолжать гореть, тонуть, деградировать и вымирать.

Read more...Collapse )

Мои твиты

Read more...Collapse )

Tags:

РЕН ТВ покажет фильм о массовых беспорядках в Москве


Несогласованная акция в Москве в минувшие выходные закончилась массовыми беспорядками. В полицию и Росгвардию летели камни, митингующие распыляли слезоточивый газ и зажигали файеры.



В толпе заметили и координаторов, которые направляли ее и намеренно провоцировали столкновения с силовиками. РЕН ТВ провел собственное расследование и выяснил, кто на самом деле все эти люди, – а большая часть задержанных не живет в Москве – и в чьих интересах они действовали.

Они вырывали скамейки и разбирали брусчатку, дрались с полицией и провоцировали задержания случайных прохожих, применяли против сотрудников Росгвардии слезоточивый газ и с ненавистью пресекали любую попытку навести порядок.

Но РЕН ТВ удалось выяснить, что стихийные протесты были хорошо организованы и скоординированы. Во главе колонн стояли раздающие команды молодые люди, которых, в свою очередь, кураторы контролировали через соцсети и мессенджеры. В объектив нашей телекамеры попал такой менеджер беспорядков.

"Я не координирую, я такой же участник митинга, как все. Я часть народа, народ — часть меня", — отметил он.

Почему митинг за кандидатов на выборы в Московскую городскую думу устроили совсем не москвичи? Расследование РЕН ТВ покажет, как в столицу целенаправленно свозили крепких молодых людей, более шестисот участников беспорядков – приезжие из регионов. Более того, российской муниципальной повесткой занимались варяги, в том числе и с опытом майдана.

Профессиональные митингующие – прямиком со школьной скамьи. РЕН ТВ развеет мифы оппозиционной пропаганды, которые гуляют по интернету. Вот снимок с подписью: "Это Оля. Ей нет 18 лет. Ее оставляют в ОВД до понедельника". Нам удалось выяснить, что полицейские просто ждали, пока за Олей приедет мама из Воскресенска, – к тому моменту старшеклассницу уже успели сделать символом протеста и за нее в Росгвардию летели камни и бутылки.

Изображая жертву, они сумели перекрыть центральные улицы и дороги Москвы, парализовали движение. Крича о своих правах и выплаченных налогах, митингующие совершенно забыли о таких же гражданах, которые хотят спокойно жить. И все это ради нескольких политиков, которые так и не появились в толпе.

"Их устроит любой сценарий, потому что им не надо в Мосгордуму. Они не хотят заботиться о Москве, там проблемы Щукино, Некрасовки, ЦАО, Лефортово, еще что-нибудь их не очень интересует. Их интересует собственное политическое продвижение", — отметил политолог Роман Романов.

В фильме "Изображая жертву" РЕН ТВ смог доказать, что несостоявшиеся муниципальные депутаты и не хотели честно собирать подписи, чтобы попасть в Мосгордуму, – эксклюзивное интервью бывших соратников, которые отвернулись от своих лидеров, когда увидели их политтехнологии.

"В какой-то момент все подписи, хранившиеся в штабе, были перевезены лично к Любови Соболь, из-за этого мы не могли понять, сколько точно подписей собрал каждый человек за прошедшее время", — отметил координатор.

Реальные факты о лидерах протестов — как Илья Яшин подкупал автоинспекторов и откуда деньги на организацию беспорядков. Кадры встреч оппозиционных политиков с представителями американской и шведской разведслужб. Изображая жертву, они не стеснялись брать средства у организаций, цель которых – повлиять на выборы в России.

"Фандрайзинг идет, скорее всего, через криптовалюты. После этого идет создание ячеек в регионе, которые на корыстных или каких-то условиях набирают актив, который должен приехать в Москву", — сообщил директор Центра политического анализа Павел Данилин.

Сколько из якобы пяти тысяч человек действительно вышли на улицы за идею? И сколько тех, кого подкупили не деньгами даже, а кормом для животных или бутылкой водки? Фильм "Изображая жертву" смотрите в эфире РЕН ТВ в понедельник в 19:00.

http://ren.tv/novosti/2019-07-29/ren-tv-pokazhet-film-o-massovyh-besporyadkah-v-moskve



ОНИ УХОДЯТ...

Документ, на который я ссылаюсь ниже, мне переслали друзья – военные, взяв его у «Українських націонал-патріотів».


В Генштабе уже ищут крайнего и придумывают, куда перевести стрелки и какие мероприятия изобрести для изображения бурной деятельности.


Но набор возможностей крайне узок и уже затерт до дыр: офицерам МПЗ – провести «опитування», беседы, лекции, танцы с бубном, целовать всех в уста, которыми они не говорят по фламандски… Командирам – усилить, углубить, расширить, посмотреть на себя в зеркало… Кадровикам – проанализировать, сравнить, увеличить, подать пропозиции…Главным начальникам – слава и контроль.


А цифры серьезные… С начала года уволилось 9386 контрактников, из них 7570 (71% - так в тексте, в арифметике - 81%) мягко говоря «не виявило бажання» укладывать новый контракт, то есть, прямо говоря, показали военной службе «фак ю» (как писал Иосиф Бродиский в своем «Письме генералу Z»: «Генерал! Ваши карты – дерьмо. Я пас!»).
Чтобы представить себе это наяву – представьте армейскую парадную «коробку» (10 на 20 военных) на Крещатике, проходящую маршем мимо трибуны со стоящим на ней Верховным Главнокомандующим. Read more...Collapse )




В чем была главная причина завершения советского проекта. Можно ли было преодолеть технологическое отставание СССР. Мог ли мир стать социалистическим. Какие ошибки советского руководства сейчас повторяет российское. Что нам необходимо делать сейчас, чтобы перестать быть вечно отстающими и догоняющими. Об этом и многом другом рассказывает публицист Анатолий Вассерман. Ведущий Сергей Правосудов.

ссылки и кнопки Collapse )
Что советские министры советуют нынешним?

Оказывается, наряду с кабинетом министров РФ до сих пор существует и Совет министров СССР.
"АиФ" встретился с председателем этого общественного совета, последним министром станкостроения Николаем Паничевым и выяснил, что ветераны правительства думают о проблемах современной отечественной промышленности.
Алексей Макурин, «АиФ»: Николай Александрович, сколько министров в вашем совете?
Николай Паничев: До сих пор здравствуют 37 бывших руководителей министерств СССР и РСФСР. Многим уже под 90 и больше. Но кого ни возьми – опыт колоссальный, мы прошли в своих отраслях все ступеньки. Я начинал работать на станкостроительном заводе учеником токаря. А сейчас у многих руководителей Мин­промторга нет даже технического образования. Когда я встречаюсь с такими «эффективными менеджерами», чувствую, что им неинтересно со мной говорить. Они думают о финансовых потоках, а продукцию, выпуск которой курируют, не понимают.
– Хотя бы желание использовать опыт своих предшественников есть?
– Когда премьером был Евгений Примаков, он создал при Правительстве РФ консультативный совет из советских министров. Было решено, что все отраслевые новации должны проходить его экспертизу. Затем совет распустили. Как-то я рассказал о нём нынешнему главе Минпромторга Денису Мантурову. Он попросил собрать всех промышленников. Но с 2014 г. мы встречались только 3 раза. Министерство поздравляет нас с праздниками, а реально наши предложения не задействует.
– Что лично вы предлагали?
– Самая большая проблема сегодня в том, что нет технологической политики, позволяю­щей планировать разработку новых станков. Никто не знает, какое оборудование понадобится через несколько лет авиастроению, ракетостроению, тяжёлому машиностроению… Все наши отраслевые НИИ погибли после приватизации! В 2011 г. была принята федеральная программа, по которой на станкопром было выделено 5,6 млрд руб. И я тогда предложил создать на базе института «ВНИИинструмент» научный центр, сделав его голов­ной организацией по развитию отрасли. Что в итоге? Среди руководителей государственного холдинга «Станкопром», через который пошли бюджетные день­ги, снова не оказалось станочников. Гендиректор и замглавного конструктора Савёловского машиностроительного завода, входящего в его состав, попали под суд за хищения. Университет «Станкин», который Минпромторг вопреки нашему мнению выбрал в качест­ве головного научного центра, со своей ролью не справился. День­ги освоены, но нашим предприятиям по-прежнему проще купить нужный станок за границей, чем в России.
Прорыв по-советски.
– Как в СССР создавалась техника, которая не производилась в стране?
– Одному из таких проектов я отдал 5 лет, когда работал в Ленинграде на заводе имени Ильича. Нам было поручено сделать сверхточный станок для обработки подшипников с посадочным отверстием 1 мм. Эти подшипники применяются в ракетно-космической промышленности, а оборудование для их шлифовки выпускалось только в США. В 1962 г., когда начался Карибский кризис, американцы запретили его поставку в СССР. Через третьи страны всё же удалось 2 таких станка получить. Мы их разобрали, изучили – ничего хитрого. Но нужно было разработать особую технологию изготовления массы деталей, из которых состоит станок. Для этого на заводе была организована специальная бригада. Никакой нацпроект, как принято сегодня, не принимался. Был составлен график работ, за выполнение которого полагалась премия, – и всё. Сам я, когда проект был успешно закончен, получил премию в размере оклада. В то время я был уже директором завода.
– Кстати, сколько тогда зарабатывали директора?
– У меня был оклад 980 руб. Но мы тогда трудились не ради денег. Я как-то во время встречи с Мантуровым сказал: «Денис Валентинович, послушай... Я ведь не претендую ни на зар­плату, ни на акции». А он мне: «Ну и зря!» – «Почему?» – «Потому что тогда у вас мотивации нет». А по мне, лучшая мотивация – интерес к своему делу и гордость за свою работу.
– При этом ребят, которым интересно станкостроение, становится всё больше. Конкурс в тот же «Станкин» растёт.
– А где потом работают выпускники? Лучшие уезжают в США, Германию и Израиль. Утечка мозгов продолжается.
– Как её остановить?
– Надо на деле развивать станкостроение. А для этого нужны две вещи: политическая воля и изменение нормативно-законодательной базы. Правила госзакупок, налогообложения и кредитования не стимулируют промышленность вкладывать в инновации. Все платят одинаковые налоги – и «Газпром», и станкозавод. Или, скажем, 60–65% станков потребляет оборонка. Но законодательст­во о госзакупках запрещает авансировать деньги на научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки (НИОКР). Льготные кредиты на эти цели тоже не дают. Процентные ставки в коммерческих банках неподъёмные. Как в таких условиях создавать что-то новое? Для сравнения: в Японии кредит на создание оборудования стоит всего 0,1% в год!
– А как было, когда вы работали министром?
– Заводы брали кредиты только на расширение производства. А на НИОКР всегда выделял деньги Минфин. У нашего министерства был фонд, который я беспроцентно распределял по предприятиям в зависимости от важности тематики, которой они занимались.
Сегодня российские конструкторы создают новые станки только под заказ. А серийные модели выпускаются по немецким или китайским лицензиям. Но когда я был в Китае, мне там признались, что полностью скопировали советскую систему станкостроительной промышленности. По выпуску металлообрабатывающего оборудования СССР занимал 3-е место в мире. Когда в 1986 г. я возглавил министерство, наши предприятия выпускали в год 220 тыс. разных станков. Сейчас – не больше 14 тыс.
Правила для министров.
– Почему станкостроение растеряло свои достижения?
– Предприятия купили те, кто был близок к власти и имел день­ги. Они считали, что делать станки легко. Но быстро убедились, что это не так. Больше половины заводов просто закрылись, в их корпусах теперь офисы, склады и магазины. В 90-е мне тоже предлагали: подбери пяток заводов, мы тебя сделаем хозяином, а доход – 50 на 50. Но я такого доброхота послал. А потом обо мне прошёл слух: с этим на такие темы лучше не разговаривать.
– Можно ли было приватизацию сделать иначе?
– Конечно. В бывшей ГДР заводы продавали всего за 1 марку. Но претендент представлял план развития с выкладками – какое оборудование и в каком количестве он продолжит выпускать. То есть предприятие продавалось под инвестиционный проект, в который новый владелец должен был вложить свои деньги. А если он этого не сделает – завод потеряет.
В станкостроении о рыночной экономике мы задумались задолго до перестройки. И во второй половине 80-х без всяких программ по импортозамещению затащили в страну много технологических решений. У нас было 22 СП с иност­ранными партнёрами и 70 соглашений о проектировании и производстве станков. Но не было такого, как сейчас в авто­проме, когда на российском заводе собираются иномарки из зарубежных деталей и большая часть прибыли остаётся за рубежом. Мы выпускали советское оборудование, получая от зарубежных партнёров только отдельные комплектующие.
Кстати, тратило министерство заработанную прибыль тоже не так, как принято сегодня. Я в своих зарубежных поездках никогда не жил в 5-звёздочных отелях, как некоторые нынешние министры. Суточные выдавались в размере 40 долл. в день. В СССР даже для минист­ров правила были строгие, и их соблюдали.

Алексей Макурин, aif.ru

СССР, потерявший на фронтах, на временно оккупированной территории, в концлагерях более 20 млн. людей, 1710 городов и 70 тыс. сел и деревень, 32 тыс. промпредприятий и 65 тыс. км железных дорог, 98 тыс. колхозов, 1876 совхозов и 2890 МТС, 7 млн. лошадей и 17 млн. крупного рогатого скота и других ценностей на общую сумму 679 млрд. руб. (в ценах тех лет), ОДИН, БЕЗ ЧЬЕЙ-ЛИБО ПОМОЩИ СО СТОРОНЫ, не только выполнил, но и перевыполнил план 4-й пятилетки восстановления народного хозяйства (1946–1950 гг), который предусматривал:

- в области промышленности – превысить довоенный объем производства на 48%;
- в области капстроительства – восстановить и построить 5900 крупных предприятий, 85 млн. кв. м в городах и 3,6 млн. кв. м в селах;
- в области сельского хозяйства – не только восстановить довоенный уровень производства продуктов земледелия и животноводства, но и превысить его, обеспечивая дальнейшее внедрение в сельское хозяйство новейших достижений агротехнической науки и передового опыта.

Этим планом предусматривался значительный подъем материального благосостояния и культурного уровня советских людей, определялись новые задачи на пути завершения построения социалистического общества и постепенного перехода к коммунизму.

"…Что касается планов на более длительный период, то партия намерена организовать новый мощный подъём народного хозяйства, который дал бы нам возможность поднять уровень нашей промышленности, например, втрое по сравнению с довоенным уровнем. Нам нужно добиться того, чтобы наша промышленность могла производить ежегодно до 50 миллионов тонн чугуна, до 60 миллионов тонн стали, до 500 миллионов тонн угля, до 60 миллионов тонн нефти. Только при этом условии можно считать, что наша Родина будет гарантирована от всяких случайностей. На это уйдёт, пожалуй, три новых пятилетки, если не больше. Но это дело можно сделать, и мы должны его сделать"
(И. В. Сталин. Речь на предвыборном собрании избирателей Сталинского избирательного округа города Москвы 9 февраля 1946 года).

Jul. 29th, 2019