?

Log in

No account? Create an account

September 8th, 2019



Ненавидеть власть, это оскорбление,
или последнее право униженных и оскорблённых?

Трио бандуристов-бандосов

Был у нас генсек-паскуда
Миша Горбачёв – иуда.
Развалил Союз хитёр,
Член и бывший комбайнёр.

Вслед за ним алкаш раздутый,
Боря Ельцин, еб@нутый.
Он продолжил дело так,
Что устал в конце мудак.

Променяли Е Бэ Эн
Мы на Вэ Вэ Пэ взамен.
Вы… Вы теперь и не Пиздите,
Если только не хотите,
Сесть в тюрьму за оскорбленье,
Вот такое вот правленье.

ФСЁ!!!

08.09.19




Польский журналист восхитился запасом терпения и толерантности, которые выказывает российская сторона, пока Польша «методично пытается наносить удары по ее государственности»
Read more...Collapse )


Пять лет назад, в августе 2014 года, безнадёжно-похоронные новости с полей АТО заставили информационные войска Порошенко искать поводы для нивелирования «вестей из котлов».

ВСУ и батальоны, ожидавшие стихийного сопротивления неорганизованных донбасских мужичков, вдруг стали отхватывать удар за ударом, причем с каждым разом всё жёстче и больнее. В июле 2014 года в украинском тылу начались первые неорганизованные выступления мамаш, возмущённых тем, что их сыновей и мужей отправляют в донбасскую мясорубку. В этих условиях Киеву нужны были «подвиги побратимов», но взятия Славянска и Торецка явно не хватало для триумфальных фанфар. Катастрофы Изварино и Иловайска были настолько масштабны, что ни о каком боевом духе и приливах «патриотизма» речи идти не могло.


Read more...Collapse )

Оккупация

8 сентября – День освобождения Донбасса от немецко-фашистстких захватчиков совпадает по календарю с Днём воинской славы России — Днём Бородинского сражения русской армии под командованием М.И. Кутузова с французской армией (1812 год). Мистика это или историческая преемственность, но Москва тоже была под оккупантами…
Оккупация

В канун 75-ой годовщины освобождения Донбасса от немецко-фашистских захватчиков, хочу напомнить любителям баварского пива и адептам «цивилизованного» европейского выбора, что делали у нас «евроинтеграторы» с крестами в период оккупации Донбасса.

Не лишне об этом напомнить ещё и по той причине, что вот уже пятый год (дольше чем Великая Отечественная война) украинские «вызволители» уничтожают Донбасс из всех калибров и убивают мирных жителей шахтёрского края, ориентируясь на всё тот же, пресловутый «европейский выбор».
Давайте вспомним, как это было, тем более история периода оккупации хранит очень много «белых пятен», которые уместнее назвать «чёрными» в виду их беспредельной жестокости и масштаба совершённых преступлений немецкими вояками в отношении мирного населения Донбасса.

Из Приказа Верховного Главнокомандующего от 8 сентября 1943 года:
«Войска Южного и Юго-западного фронтов, в результате умелого маневра и стремительного наступления, одержали крупную победу в Донецком бассейне над немецкими захватчиками… и вернули нашей Родине Донецкий бассейн – важнейший угольный и промышленный район страны…
В знак торжества по случаю крупной победы в Донбассе, сегодня, 8 сентября, в 20 часов столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует нашим доблестным войскам, освободившим ДОНБАСС от немецких захватчиков, — двадцатью артиллерийскими залпами из двухсот двадцати четырех орудий…»

Освобождение столицы шахтерского края – города Сталино осуществляли части 4-й (Гвардии полковник Никитин Сергей Иванович), 50-й (Гвардии полковник Владычанский Антон Станиславович), 54-й (Гвардии генерал-майор Данилов Михаил Матвеевич), 87-й (Гвардии полковник Тымчик Кирилл Яковлевич) гвардейских стрелковых дивизий; части 9-го стрелкового корпуса (Герой Советского Союза, генерал-майор Рослый Иван Павлович); 6-я гвардейская истребительная авиационная дивизия (Гвардии полковник Сиднев Борис Арсеньевич), 9-й гвардейский истребительный авиационный полк (Герой Советского Союза Гвардии полковник Шестаков Лев Львович); 48-й минометный полк (Гвардии майор Бреев Виктор Яковлевич); Партизанский отряд (Командир Авдеев Василий Дмитриевич) и другие части Красной Армии.
Начало освобождению Сталино положили солдаты 301-й и 50-й гвардейской стрелковых дивизий, когда они с боями подошли к городу со стороны Макеевки. При этом прорвали серьезную оборону за поселком Щегловка, где окопался немецкий гарнизон. Немцев выбили с позиций в ночь на 7 сентября — хватало у наших солдат сил еще и на ночные бои после беспрестанных дневных контратак. Как вспоминал генерал-майор (тогда полковник) Владимир Антонов, в результате этой атаки «дивизия не только нанесла противнику значительный урон, но и обеспечила условия для броска непосредственно в город. …К 10 часам утра все части заняли исходное положение на рубеже реки Кальмиус».

В это время бойцы полковника Владычанского (50-я гвардейская стрелковая дивизия) вышли на Рутченково. До самой смерти два командира спорили, кто из них первым вошел в Сталино. Но тогда им было не до споров. Основные силы начали движение через Кальмиус в районе нынешнего проспекта Мира, резерв остался у Щегловки. Накануне, разумеется, по оврагам и балкам прошли короткие митинги, на которых бойцы клялись бить фашистскую гадину.
В 14 часов 8 сентября началась артподготовка, поднялись штурмовики. Первые люди из дивизии Антонова ворвались в студгородок Индустриального института (теперь ДНТУ), тут же водрузив на одном из зданий красный флаг. Бои за город развернулись нешуточные — немцы особенно яростно сопротивлялись в районе Александрово-Григорьевки, где сейчас ходит автобус маршрута № 19, и даже сумели окружить наш стрелковый батальон. Вот тут-то и пригодился щегловский резерв — по балочке, связывающей два поселка, он вышел в тыл и фланг врагу. А во время боя саперы наладили мосты через Кальмиус — и в Сталино вошли танки.
С 18 августа по 14 сентября 1943 года потери армии составили около 12-12,5 тысяч человек убитыми.
Так в наш город пришла Победа. До мая 1945-го еще оставалось без малого два года, но дончане жили в режиме мирного времени уже с 8 сентября 1943 года.

15 сентября 1943 года в г. Сталино состоялся торжественный митинг трудящихся и представителей воинских частей, посвященный завершению освобождения Донбасса.


Почти два года жители Донбасса жили под немцами. Два года оккупации хранят свои тайны, о которых было не принято говорить даже при советской власти.
Только по официальным данным с 20 октября 1941 года по 8 сентября 1943 года на территории современного города Донецка, в то время Сталино, немецкие оккупанты уничтожили примерно 125 тыс. человек. В это число входят мирные граждане, в том числе и старики, женщины и дети. По прошествии 75 лет имена многих из этих жертв остаются неизвестными и даже с местами их братских могил далеко не все так ясно, как считалось ранее.
На самом деле число жертв расстрелянных и замученных немецко-фашистскими карателями, среди мирного населения Донбасса во время оккупации, намного больше и не поддаётся какому-либо учёту.

Уникальность шахтёрского края с его многочисленными шахтами позволила фашистским захватчикам совершить злодеяния и сокрыть следы своих преступлений с невиданным доселе размахом на огромной территории общей площадью 23 тысячи квадратных километров Донецкого кряжа.
В самом центре Донецка на фасаде жилого дома №51 по улице Университетской в Ворошиловском районе Донецка установлена мемориальная табличка со следующим текстом: «Во дворе этого дома в полуподвальном помещении 7 сентября 1943 года немецко-фашистские оккупанты ЗАЖИВО СОЖГЛИ около 150 советских граждан — стариков, женщин и детей преподавателей и сотрудников Донецкого политехнического института».
Официальный текст докладной записки начальника УНКВД по Сталинской области подполковника госбезопасности Чечкова тогдашнему секретарю Сталинского обкома КП/б/У Дрожжину.
Документ, датированный 11 сентября 1943 года (буквально через 3 дня после освобождения Красной Армией города Сталино от фашистов) и сейчас он находится на вечном хранении в Государственном архиве Донецкой области (ГАДО, Ф-Р1838, оп.1, д.39, л.14). По данным, которым располагал НКВД и «опроса жителей города Сталино Гараиновой Марии Васильевны, работницы трамвайного парка», проживавшей на Студгородке, в одном из домов Химтупика (очень интересное само по себе название. — Прим. автора), и Мазурковой Елены Александровны, проживавшей по адресу: 4-й участок «Донбассводтреста» было установлено:
«При отступлении немцы 7 сентября сего года выгнали всех жильцов 2-го дома профессуры на Студгородке. Жители этого дома, избрали для себя убежище земляной погреб, расположенный вблизи своего дома. Утром оккупанты закрыли этот погреб, в котором находились мужчины, женщины и дети, облили его горючим веществом и подожгли. Укрывшиеся в погребе были заживо сожжены. Среди них находились доцент кафедры математики Индустриального института Катько, его жена и двое малолетних детей и старуха-мать; доцент кафедры физики института Семенихин, его жена и внучка Валя 2-х лет; семья Шиманович, состоящая из матери, дочерей — Тамары, 20 лет, Лели, 22 лет, Вали, 24 лет, и старика 63 лет и его жены — Шиманович Людмилы; Мора Екатерина Андреевна, 25 лет, по специальности горный техник; семья Демичкина в составе отца 50 лет, дочери Лиды 22 лет, сына Владимира 20 лет; семья Герасименко, среди которой находилась девушка Дуся 20 лет, ее престарелые дядя и Нараткина Евдокия. По предварительным данным сожжено до 35–40 семей.
Немецкие палачи, наблюдавшие за погребом, застрелили Яковенко Александру Степановну, помогавшей Нараткиной спасти своих детей через решетку окна, труп которой обнаружен нами у погреба.
Спастись удалось детям Нараткиной Лили, 7 лет, и Нине, 9 лет и девочке Сорокиной Тамаре, 7 лет. Девочка Нараткина Лиля была ранена в шею и получила легкие ожоги. Сейчас находится на излечении в госпитале».
Позже обгоревшие останки невинных жертв достали из погреба и потом захоронили на Мушкетовском кладбище. Этот документ сам по себе является ярким примером того, что несла жителям города Сталино фашистская оккупация. А о скольких подобных таких трагических моментах сохранилась еще очень мало информации?
Вот об этом и необходимо помнить нам, потомкам победителей, в противном случае нашим детям будет уготована в лучшем случае роль рабов.
Чрезвычайная государственная комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков была создана в ноябре 1942 года. В задачу комиссии входило расследование действий захватчиков на оккупированной советской территории, установление личностей преступников, определение материального ущерба, причиненного советским гражданам, колхозам, общественным организациям и государству. Во второй половине 1945 года комиссия была упразднена.
В формате статьи можно показать только мизерную часть выдержек из обвинительных материалов, в архивах таких документов – десятки тысяч.
Практичные немцы, встретив повсеместное сопротивление жителей Донбасса, «благодаря» специфики нашей территории, решили проблему захоронения жертв расстрелов и казней радикальным способом, трупы расстрелянных и ещё живых людей сбрасывали в шурфы и стволы шахт.
Шахтерский городок Брянка. Весной 1943 года, после пыток, подпольщиков сбросили в ствол шахты №I «бис» «Криворожье». Осенью в 1943 году, перед освобождением Брянки Красной Армией, в шурф шахты «Орловка 5-6» была сброшена группа коммунистов, членов местного Сопротивления. В настоящее время шурф шахты «Орловка 5-6» засыпан, и уже ничего не напоминает о том, что он стал могилой погибших патриотов. Всего на шахтах Брянки было расстреляно и брошено живыми в шурфы почти 1 000 мирных жителей. Осенью 1943 года, после освобождения Донбасса, останки погибших подпольщиков перезахоронили в братскую могилу в центре г. Кадиевка. На мемориальной доске значится 61 имя (5 из них не установлены), среди них есть и герои Криворожского подполья.
На родине Стахановского движения, помимо прочих военных структур, в уничтожении советских граждан особо отличался карательный отряд ГФП-721, в составе которого с особенной жестокостью зверствовали предатели. Только в течение одного дня в шахтный шурф было сброшено живьём 59 молодых парней, отказавшихся работать на благо третьего рейха.
На шахте № 3-3 бис фашисты совершили зверскую расправу над 62 комсомольцами. Свои жертвы они связывали по трое, одного из них убивали, и он, падая в ствол, тянул за собой живых. Долго слышались ужасные стоны из ствола. За время оккупации замучено и расстреляно около 3 000 человек.
История оккупации немецко-фашистскими войсками города Перевальска (Луганская обл.) ведёт свой отсчёт от 12 июля 1942 года. В течение 14 месяцев только ствол шахты № 3 стал могилой для 1 100 советских граждан.
В городе Свердловске (Луганская область) за семь месяцев оккупации нацисты расстреляли и сбросили 377 человек в шурф шахты №14-17. Ныне на месте казни установлен памятник.
Отказавшиеся работать на германскую власть, 74 жителя поселка Успенка (Лутугинский район, Луганская обл.) были немцами вывезены на бывшую шахту №1 «бис», где их расстреляли и сбросили в шурф. Память об успенчанах, не преклонивших колени пред врагом, запечатлена в обелисках и мемориальных досках. На гранитных плитах братских могил, возле шурфа бывшей шахты № 25, начертаны их имена, многие из которых установлены следопытами.
«Колодец смерти» – так в народе назвали донецкую шахту №4-4 «бис» «Калиновка», в ствол которой гитлеровцы сбросили 75-100 тысяч человек; извлечено 3 000 тел, установлено всего лишь 1 800 фамилий, опознано 130 человек. После Бабьего Яра – это второе по массовости место захоронения жертв нацизма на территории Украины. Сейчас на месте ствола находится мемориал, но даже сегодня не все дончане знают о его существовании, и о той страшной трагедии, разыгравшейся здесь во время оккупации города немецко-фашистскими захватчиками.
В бывшем посёлке Рутченково (ныне Кировский район г. Донецка) оккупанты также творили свои черные дела.
По неподтверждённой информации казнили дончан и их тела сбрасывали: в вентиляционный ствол шахты № 19 (глубина около 60 м), в Семёновский ствол (пройденный по пласту «А») шахты № 31 (глубина примерно: 45-50 м), и в неустановленный шурф (район Рутченковского коксохимзавода /глубина неизвестна/). Количество казнённых в этих местах осталось неизвестным.
К сожалению, почему-то информация о зверствах гитлеровцев на территории Рутченково не была внесена в отчёт Чрезвычайной Государственной комиссии СССР по расследованию преступлений немецко-фашистских захватчиков по Сталинской области, а сохранилась лишь благодаря рассказам выживших жителей. Бесспорно, нельзя подвергать сомнению свидетельства очевидцев, а сам факт сокрытия государственными службами ужасных преступлений от общества весьма странен, и подобная тенденция довольно часто встречается в истории шахтёрских городов…
Моспино (город районного значения, Донецкая обл.), шахта № 3-4, шурф № 3 – кол-во трупов не установлено.
Посёлок Ханженково (Макеевка, Донецкая обл.), шахта № 3 бис, шурф № 15 – количество трупов не установлено.
Когда-то существовала в Макеевке шахта №4-13. Закрыли ее еще перед войной, но так как в стране шло грандиозное строительство, то все шахтные надстройки были демонтированы. После отступления оккупантов, перед взором путника, случайно забредшего в район этой бывшей шахты, могло лишь предстать ужасное зрелище: «…два ствола глубиной порядка 95 метров, забитых телами практически до поверхности». Если в отношении этих выработок применить схемы определения количества находящихся там тел, аналогичные тем, согласно которым Чрезвычайная государственная комиссия СССР по расследованию преступлений немецко-фашистских захватчиков по Сталинской области установила число сброшенных трупов и людей в ствол донецкой шахты №4-4-«бис» «Калиновка», то там покоится около 30 тысяч жертв, и это при том факте, что, по результатам работы этой же комиссии, на территории Макеевки официально объявлено о 30 тысячах погибших во время оккупации (на территории города находится более 30 братских могил).

Рядом с шахтёрским поселком бывшей шахты 4-13, привлекает внимание небольшая голубая стела на вершине кургана, поросшего кустарником и редкими деревьями, словно подманивая: «Подойди, прохожий, отдохни в тени…». Мало ли на земле Донбасса, в необжитых местах, возведено памятников: и героям гражданской войны, и шахтерам, на «точке» их гибели, определяемой горными маркшейдерами… Как ни странно, но на стеле две таблички. Одна, более давняя, гласит: «Здесь были сброшены в шурф, замученные фашистами, защитники нашей Родины». Вторая – отдает свежей краской: «Здесь была расстреляна гестаповцами в марте 1943 г. подпольная патриотическая группа в составе…», и – далее пять фамилий.
Памятник неизвестным патриотам не числится в государственном реестре братских могил г. Макеевки. В акте упомянутой Госкомиссии даже нет намека о массовых казнях в районе шахты 4-13. В архиве и районном военкомате – разводят руками; рядом жилья нет – спросить не у кого. И только благодаря журналисту «Вечерки» (не известен) мало-помалу приоткрыла завесу еще одна жуткая тайна Великой Отечественной войны…Долго журналист скитался по городским предместьям, пока не нашел бывшего шахтера Александра Смирнова, рассказавшего хронику появления памятника в степи. Ему, в свою очередь, поведал Владимир Сиверский…

В четырнадцатилетнем возрасте Иван Сиверский (отец Владимира, его семья жила на окраине) косил траву для скотины недалеко от старых заброшенных шахтных стволов (людской и вентиляционный). Увлекшись работой, не заметил, как подъехало несколько машин, из которых выгрузили гражданских людей, и затем начали их расстреливать, а тела сбрасывать в ствол. Иван допустил оплошность – сразу не спрятался. Полицаи, заметив его, вначале избили, а потом поволокли к выработке – хотели тоже убить, но вдоволь покуражившись, отпустили. Отлежавшись после побоев, впоследствии Иван стал держать под наблюдением это место, и отмечал, что сюда часто, на машинах и подводах, на казнь привозили людей, среди которых было много военнопленных, молодежи и женщин с маленькими детьми. В конце февраля 1943 года, оба ствола, до самого верха, заполнились телами убитых соотечественников. После освобождения, место массовой казни не посещалось никакими комиссиями, траурных речей не было, тем более панихид. А когда «уровень» (автор не смог подобрать нужное мягкое слово) несколько опустился, устье стволов забетонировали, и, засыпав землей, сровняли поверхность.
Однажды А. Смирнов услышал душераздирающую историю о том, как бывшая учительница из Ханженково, дождавшись, когда палачи уехали, но все равно, таясь, подползла по снегу (дело было зимой) к шурфу; а сын лежал в верхнем ряду – узнала по нижнему белью (лицо изуродовано из-за выстрела в затылок); хотела его вытащить, но не смогла, потому, что тела погибших смерзлись в единый ком. Женщина еще долго навещала это место, видимо, до конца своих дней. А потом были еще ходоки-родственники, и еще…
В начале февраля 1942 года, по указанию городского коменданта майора Мюллера был организован детский приют для сирот. На самом деле, говоря современным языком, оккупанты устроили станцию переливания крови, только донорами стали дети в возрасте от 12 лет до… шести месяцев (!). Через макеевский «Саласпилс» прошло 600 детей; более половины умерли. Иной ребенок умирал после первого забора крови, неограниченного в объеме. Кормили маленьких узников кровью, привезенной в бочках с бойни, которую потом запекали на железных противнях… Просуществовал приют «Призрение» до отступления немецко-фашистских войск.
В 1943 году, буквально сразу после освобождения Макеевки, на территории современного микрорайона «Соцгородок» из нескольких могил было извлечено 300 трупов. Трупы оказались детскими.
И в самом Макеевском музее вряд ли озвучат тот факт, что только в 2001 году, благодаря выжившей девочке-донору Галине Григорьевне Самохиной (урожденная Илющенко), мир узнал о существовании трёх тетрадок со списками детей, напротив половины фамилий которых стоял прочерк, означавший «убытие». До этого момента, никому не нужные, списки хранились в сейфе детского интерната, расположенного в здании бывшего приюта «Призрение».
Дети, побывавшие в аналогичных ситуациях, и, благодаря чуду, выжившие, – на сегодняшний день в Украине не считаются жертвами нацизма, с вытекающими отсюда последствиями.

Нацисты превратили Горловку в груду развалин. Когда-то цветущий город, Родина рекордов Никиты Изотова, стал серым пустырем. В предместье, несколько глубоких траншей стали могилой для тысяч горловчан. Обреченных людей подвозили к месту казни, принуждали тесно ложиться лицом вниз на дно ямы. Затем короткий залп в упор… На трупы, среди которых, стеная, еще шевелились живые, заставляли ложиться следующую группу людей – и так до тех пор, пока братская могила доверху не заполнялась телами. На шахте №51 немцы бросали людей живыми в шурф. И такой мученической смерти подверглись более 1 800 человек.
22 июня 1942 года в шурф бывшей шахты «Новоузловская» гитлеровцы сбросили 600 жителей, включая женщин и детей. В этой партии уничтоженных людей находилось более сотни детей в возрасте до 16 лет, включая, шестилетних, трехлетних, годовалых, и даже был трехмесячный ребенок… Слезы и мольбы вызывали у исполнителей чудовищной миссии лишь улыбку – «Все делается для блага великой Германии и ее верного союзника…». Вслед за последним сброшенным человеком вниз летели гранаты, иногда лилась горючая жидкость, и тогда из провала поднимался отвратительный тошнотворный запах от сжигаемых тел.

Точное количество человек, сброшенных в шурф, неизвестно. Также сюда для уничтожения привозили советских граждан из других районов области. Доподлинно известно, что именно в этом страшном месте, нашли смерть все евреи Центрального района Донбасса (гг. Енакиево, Горловка, Дзержинск).

15 октября 1943 года в присутствии Чрезвычайной государственной комиссии... силами горноспасательной службы было начато извлечение тел. Из 14 000 уничтоженных людей, на поверхность было поднято всего лишь три! тела: два – мужских, и одно – женское; но в виду сильного разложения – узнать их не представлялось возможным.

На территории поселка шахты имени Румянцева, по улице Калашникова, в 1965 году над шурфом установлен памятник; под ним покоятся безымянные жертвы нацизма и их бандеровских помощников.
За 22 месяца оккупации население Артёмовска (Донецкая обл.) сократилось на треть: из 45 000 горожан были уничтожены 15 тысяч. Город превратился в груду развалин. Казалось, что каждая улица пропитана слёзами, и не скоро они услышат человеческий смех…
По настоящее время неизвестно точное количество погибших мирных советских жителей. Если бы цифры варьировались в пределах даже нескольких сотен тысяч – можно было со спокойной совестью сказать, мол, страна (бывший СССР) в этом отношении свой долг выполнила, но, к сожалению, счет идет на миллионы… Послевоенные историки заявляли о 10 млн. утраченных граждан, современные (российские) – 13,5-14 миллионов. Но есть иная оценка потерь гражданского населения, которая на довольно простом примере вынуждает более реально взглянуть на результат освободительной миссии крестового похода против большевиков. На оккупированных территориях, в довоенное время, проживало 88 миллионов человек; на момент освобождения – осталось 55 млн. «Даже если сделать поправку на эвакуацию части населения, на призыв в Красную Армию, на тех, кому посчастливилось впоследствии вернуться из нацистских лагерей, цифра гражданских потерь составит более 20 миллионов»
В заключении хочу привести в пример несколько строчек из писем немецкого солдата Вальтера Михеля, свидетеля событий во время оккупации Донбасса с немецкой стороны.
Автор писем Вальтер Михель (Walter Michel). Родился 11.05.1922 г. во Франкфурте-на-Майне. Окончив школу, готовился стать инженером-машиностроителем. После призыва в армию, направлен техником для обслуживания тяжелых бомбардировщиков. С началом компании «Барбаросса», оказался в Эстонии, откуда производились налеты на Ленинград. В период драматических событий операции «Скачек», направлен в город Сталино, где работал по ремонту самолетов Хенкель-111. Пребывал в городе до конца июня 43 года. Отступал с германской армией, пока не пропал безвести под Кенигсбергом в марте 1945 года. Ниже приведены выдержки из его писем, в той части, что касается описания города.

Россия, 21.01.1943
Дорогие родители!
Сегодня, через 24 дня, мы наконец достигли цели. Здесь мы встретились с нашим штабом и остальными из взвода. Все вместе работаем на аэродроме. С новыми для нас самолетами Не-111. Разместили нас хорошо, в каменных зданиях, но я верю, что мы здесь не останемся надолго.

Россия, 27.01.43
…После недельного пребывания, мы уютно обустроили свое жилье. Сделали кровати и столы, так что живем с комфортом.

Ландшафт здесь, на юге, красивей, чем на севере. Местность холмистая. Есть горы и долины. Вот только леса почти нет. Дома у местных хорошие, каменные. Люди приветливые. Поля ухоженные. Есть даже настоящие фруктовые сады.
Для нас стало неожиданностью, что зима здесь тоже очень холодная. Все покрыто снегом. В последние дни 30–37 градусов ниже нуля.
Мы работаем в помещении, так что не беспокойтесь. Рабочий день длиться с 5 часов до 18 часов…
Россия, 23.05.43
… Сейчас на фронте небольшое затишье. По этой причине нам дали три дня выходных…
В полдень на машинах мы доехали до Сталино.
Сначала мы осмотрели город. Город вообще не разрушен. Здесь ничто не напоминает о войне. Разве что, везде можно видеть военных. Город насчитывал около 750 тыс. мирных жителей. Да и теперь еще много гражданского населения. За городом находятся большие фабрики и угольные шахты. Военные предприятия и много еще всего. И везде интенсивно работают.
Когда идешь улицами Сталино, чувствуешь себе словно ты не в России. Может показаться, что ты в западном городе, как во Франции. Город вообще построен по западному образцу. Сейчас снова ходят трамваи и троллейбусы. Трамвай несколько устаревший, а троллейбус напротив современен, из Германии, наверное.
Можно сходить в ресторан, но очень дорого. Еще для солдат есть три кинотеатра, кабаре, театр и опера. Кроме того хорошо обустроенный цент города.
В первый день я был с приятелями в Солдатском клубе, там выступали хор и балет.
Вечером мы были в варьете «Пестрая сцена», где выступала группа K.D.F. Было очень замечательно. Играли «Цыганскую любовь» Франца Лехара.
Следующим вечером я посетил оперу, давали «Цыганского барона» Иоганна Штрауса. Я поражен чудесному оформлению сцены и роскошным костюмам. Все здание театра внутри и снаружи красиво оформлено. Сцена большая и вращается. Театр может принять 2000–2500 посетителей.
В целом исполнители, певцы и музыканты играли очень хорошо. Жалко только, что почти все говорят и поют на украинском языке.
Театр, включая обстановку и актеров, безусловно можно сравниться с наилучшими театрами Германии….

Россия, 18.09.43 (Смоленск)
…Да, от Сталино мало, что осталось. Город сейчас — это лишь груда развалин. Так как мы отступаем, все подлежит уничтожению. Все до последнего дома. Не останется ничего кроме мусора. Лишь выжженная мертвая страна, совсем непригодная врагам…



P.S. Донбасс пятый год сражается за право жить на своей земле, говорить на родном языке, но это только видимая часть борьбы не на жизнь а на смерть с зигующими необандеровцами. Донецк и Луганск защищают сегодня весь «русский мир», в вековом, непримиримом сражении с так называемым «цивилизованным миром».
18.08.2018
Порохоботы, мародёры и фашисты не любят, когда их так называют


Об охоте на Медведчука

http://naspravdi.info/novosti/porohoboty-marodyory-i-fashisty-ne-lyubyat-kogda-ih-tak-nazyvayut

Мои твиты

Tags: