?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Пишу об этом и пишу, поскольку это тема, которая должна войти в каждого гражданина России, как «отче наш». Конечно, быдлу Рашки этот вопрос безразличен, ну а люди должны чётко понимать, в чём наша проблема, и какие есть способы её решения.

Ещё и ещё раз: Конституция России начинается с Основ конституционного строя (первые 16 статей), которым должно соответствовать все остальные положения Конституции. А статья 3 этих Основ сначала определяет, кто в доме хозяин: «1. Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ». Воля народа России самому являться единственным источником власти означает, что никто не может получить власть иначе, чем у народа и только у народа. Нельзя получить власть ни у Президента, ни у законодателя – у Федерального собрания. Власть получают только у народа, иными словами, только те в России имеют государственную власть, за кого народ России проголосовал!

В Основах конституционного строя есть и статья 10: «Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны».

Как следует из этой статьи, депутаты и Президент к судебной власти не имеют отношения: народ Президента членов Федерального собрания судебной властью не наделял, мало этого, он еще и отгородил статьей 10 судебную власть и от Президента, и от Федерального Собрания. По положениям пункта 1 статьи 3 Конституции, ни Президент, ни Федеральное Собрание вообще не являются источниками власти, и не могут никого наделять какой-либо, тем более, судебной властью, которая по положению статьи 10, как видите, обязана быть независимой от президента и Думы.

Что в итоге? В итоге по Конституции ни президент, ни Федеральное Собрание не могут ни назначать, ни избирать судей!

Мне скажут, что там дальше в тексте Конституции про судей все написано, в том числе и то, что эти девочки назначаются в должности судей другими ветвями власти, в частности, в отношении этих девочек написано в главе 7 в статье 128 Конституции: «Судьи других федеральных судов назначаются Президентом Российской Федерации в порядке, установленном федеральным законом».

Ещё и ещё раз повторю, Президент, согласно статье 3 Конституции не является источником власти и не никого может наделять властью судьи. Поэтому то, что написано в главе 7 Конституции РФ, НЕ ЗАКОННО и должно быть уже давно исправлено Думой, поскольку статья 16 Конституции завершает положения Основ Конституционного строя: «2. Никакие другие положения настоящей Конституции не могут противоречить основам конституционного строя Российской Федерации». И то, что у нас по Конституции, российские, как бы, судьи не избираются народом, а назначаются Президентом, – это не проблема Конституции, а проблема Президента и Федерального собрания, поскольку эти статьи Конституции Федеральное Собрание и президенты имели право изменить и привести в соответствие с Основами конституционного строя. За 22 года действия Конституции времени было достаточно.

Можно сказать, что в России вообще нет судов, поскольку и судьи не видят никакой своей связи с Россией. К примеру, опрошенные социологами судьи показали, что только 5% из них считают важным мнение общества о себе. Остальным «российским судьям» плевать на общество, то есть, на тех, кто считается народом России, и без кого нет и самой России.

И сейчас у нас десятки миллионов сограждан осуждены лицами, которые не имеют на это не только морального права, но и никаких конституционных полномочий. Единственный источник власти в России – народ – не давал им судебной власти!

Российские «судьи» это не судьи.

Кроме того, согласно помянутым выше статистическим исследованиям, две трети судей – бабы. «Научно» их надо бы назвать женщинами, но когда на них посмотришь в натуре…

Наплыв женщин в суды, прокуратуры и следователи говорит только об одном – ни настоящие судьи, ни настоящие прокуроры, ни настоящие следователи в нынешней правоохранительной системе России уже не требуются. Нынешние 50% раскрываемости и 100% осуждаемости именно бессовестные бабы обеспечат лучше всего.

Исследователи установили, что «значительная доля судей — 43,9% — получила заочное юридическое образование, еще 10,7% учились на вечерней форме обучения, 43,9% судей обучались на дневной форме обучения».

А ведь в России заочное образование только в юриспруденции, пожалуй, и осталось. Что же получается? Получается, что половина судей России назначена в должность, не имея ни жизненного опыта, ни юридического опыта, ни юридических знаний?!

И это судьи??

Тут вопрос - а чем тупые дуры в судьях хороши? Чем они прельщают тех, кто назначает их судьями? Ответ прост - дура будет благодарна за свою должность и зарплату, - ей и без взяток достаточно. И, главное, не понимая, что происходит в суде, дура будет тупо утверждать требования прокурора и обвинения. Она не будет самовольничать, и будет тупо исполнять любое требования начальства.

Ну не для того же президент назначает судей, чтобы они расследовали его преступления!

Ещё и ещё раз напоминаю, что в Москве нам судей непосредственно подбирает, лелеет, проверяет и охраняет управление судебного департамента города Москвы. Руководители управления судебного департамента города Москвы, В. Липезин и Л. Лопатина, в 2015 году были арестованы за хищения до 2 миллиардов рублей, из которой свыше 300 миллионов были похищены под предлогом, что эти деньги ушли на оплату переводчиков в судах. Сейчас все сообщения о них исчезли из информационного пространства, и понятно, почему исчезли. Ведь с этим их хищением положение таково.

В московских судах оплата услуг переводчиков ведётся на основании постановления судьи. И чтобы деньги, выделенные на оплату переводчиков украсть, судьи этого суда обязаны соучаствовать в краже вынесением фальшивых постановлений. Без соучастия судей эта кража неосуществима.

К примеру, по сведениям из Преображенского райсуда Москвы в оплату постановлений судей о привлечении к делу переводчиков из бюджета поступило 4,3 миллиона рублей, а фактически на оплату реальных переводчиков ушло всего 50 тысяч. Остальное украдено! Или другой пример - по сумме 1400 судебных постановлений о привлечении переводчиков требовалось оплатить 13,7 миллионов рублей, а за реально участвовавших в делах переводчиков заплачено всего 81 тысяча, остальное украдено. И всего на счет посредников в воровстве со счета управления Судебного департамента по Москве поступило 322 млн. 800 тыс. рублей бюджетных средств в оплату судебных постановлений о привлечении переводчиков, из которых 321 млн. 391 тыс. рублей участники судейской ОПГ «похитили путем обмана». Но вообще-то, сумма ущерба бюджету, нанесённого Липезиным и Лопатиной может составлять 1,5 миллиарда по Москве и 0,5 миллиарда по Московской области. И судьи Москвы - соучастники этого преступления.

И если публично судить Липезина и Лопатину, то вскроется, что все судьи Москвы - преступники. Вот информация о Липезине и Лопатиной и исчезла, хотя их дело уже давно должно быть рассмотрено судом с вынесением приговора.

В СССР

Недавно я рассмотрел мемуары А.Е. Бовина «XX век как жизнь. Воспоминания» с точки зрения описания им механизма работы бюрократии в СССР. Но Бовин после окончания юридического факультета работал судьёй, для тех идей, которые он впаривает читателю, эта его работа безразлична - она никак не связана с его дальнейшей карьерой. Поэтому нет сомнения в том, что он предельно точно описал суд в сразу послесталинском СССР (начал работу судьёй в 1953 году).

Прежде всего, суд в СССР состоял из трёх человек - один был профессиональный судья (с юридическим образованием) в качестве председателя и два народных заседателя. Это в идеале, но бывали случаи, когда профессионального судьи не было, и тогда председателем судебного заседания назначался народный заседатель. Так было и в случае с Бовиным - когда он ушёл с должности судьи, занять его место председателя уговорили одного из народных заседателей.

И профессиональные судьи, и народные заседатели избирались сроком на 2 года, Бовин приводит текст своего предвыборного плаката: «Товарищи избиратели! Завтра, 20 сентября, все как один явимся к избирательным урнам и отдадим свои голоса за кандидатов в народные судьи – Бовина Александра Евгеньевича и Митюшина Михаила Ивановича. Все на выборы!». Важно то, что на двух судей-профессионалов (с юридическим образованием) избирались 70 народных заседателей. Бовин вспоминает:

«Первое дело. Должностное преступление. Человек уже под стражей. Изучив материалы, пришел к выводу, что квалификация неправильная и нет оснований для лишения свободы. Судебный процесс подтвердил этот вывод. Народные заседатели со мной согласны. Читаю приговор. Стандартная фраза в заключение: «Из-под стражи освободить из зала судебного заседания». Милиционеры отходят, человек свободен.

Вообще дел было не очень много. Так что в неделю было всего три судебных дня: один по уголовным и два по гражданским делам. Это давало возможность внимательно штудировать данные предварительного следствия. Правда, больше 90 процентов дел составляла всякая мелочовка. Но попадались сюжеты, дававшие богатейший материал для логического анализа и психологических изысканий. В зависимости от характера дела приходилось изучать специальную литературу самого разного профиля. Это было интересно. До сих пор иногда пижоню, встревая в разговор о законтурном обводнении или внематочной беременности.

В этом контексте хочу сказать несколько добрых слов о народных заседателях. Их тоже выбирали (70 – в нашем участке). Но сначала их подбирали партийная и профсоюзная организации. Подбирали, как правило, из достойных, основательных людей, специалистов в разных областях. Если дело касалось транспортных проблем, в качестве заседателей я приглашал шоферов, если проблем медицинских – врачей и т. д. Это обеспечивало высокий профессиональный уровень подхода к материалам дела. Это делало «народный суд» действительно народным, ибо наши клиенты видели за столом судебных заседаний своих сослуживцев и соседей.

При подготовке приговоров и решений часто возникали споры. Моя задача была относительно проста: четко обозначить юридическую сторону. Сложнее была оценка доказательств, личности подсудимого (если это уголовное дело), всякого рода обстоятельств, влияющих на конечные выводы суда. Тут у заседателей были большие преимущества передо мною. Они лучше знали жизнь. Поэтому сидение в совещательной комнате можно было рассматривать как курсы повышения квалификации.

…Проводил выездную сессию, то есть не в здании суда заседали, а в клубе одного из участков моего родного Хадыженского леспромхоза. Когда, зачитывая приговор, я дошел до слов «десять лет лишения свободы», подсудимый вскочил, схватил длинную лавку, на которой сидел, размахнулся и пытался до меня дотянуться. Конвой, видимо, дремал. К счастью, лавка зацепилась за припотолочную балку. Я даже испугаться как следует не сумел и закончил чтение приговора».

Обратите внимание на то, что значит «народный суд». Судят преступника, которому грозит 10 лет лагерей - очень большой срок. И этот преступник не сидит в клетке, он даже без наручников. Он же человек - как можно держать его в клетке? Причём, судят его не в здании суда, а в клубе в месте его работы.

А сегодня во всех судах клетки для подсудимых, десятки человек полиции на охране судьи и прокуроров, просто животный страх этих «судей» перед народом.

И ещё: «Возможно, сказывалось и то, что с нашим хадыженским адвокатом, Эриком Овчаровым, мы учились вместе. В общем, я больше симпатизировал адвокатам, чем прокурорам. И слыл либеральным судьей: чаще, чем другие судьи, оправдывал, давал щадящие сроки». Как так? А как же начальство? Как оно смотрело на то, что Бовин оправдывал подсудимых? А так: «С райкомом у меня сложились хорошие отношения. Там, за редкими исключениями, работали толковые люди, знавшие район вдоль и поперек. Никто в мои дела не вмешивался, рекомендаций и советов мне не давали».

Ведь даже по этим воспоминаниям человека, активно участвовавшего в развале СССР видно, что тогда действительно был суд потому, что тогда действительно были судьи.

А сегодня на их месте кто?