?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: дети

В Советском Союзе, даже после войны практически не существовало беспризорных детей. Детские дома были переполнены, но внимания, заботы и человеческой теплоты хватало всем. В СССР не было бездомных людей и безлюдных домов.





И жар души весь в отблеске зеркал,
И знаю, на земле есть где-то солнце.
Но ночь темна. Как долго же искал,
Под рокот волн, я каменные кольца.



Марина Цветаева
В зеркальном холоде весь жар души

Серебряный век поэзии. Серебро старинного зеркала. В одном из рассказов Бунин описал, как в детстве хотел постичь тайну зеркала. И у Марины Цветаевой есть своя тайна, тайна предопределённости её жизни и тайна её творчества.
Скажу честно, вначале хотел озаглавить статью – «Марина Цветаева. Блеск и порочность интеллигенции». Но передумал. Не имею право осуждать её. Слишком много выпало на её долю и таланта в том числе.
Уже за сам такой заголовок статьи наверняка я был бы предан анафеме и теми, кто влюблён в творчество Марины Цветаевой и теми, кто только делает вид, что в восторге от её поэзии. А как же, ведь так принято. Но речь в статье пойдёт не только и не столько о великой поэтессе 20-го века, но о том, что её окружало и как она принимала правила игры в этом её окружении. Петь дифирамбы ей не буду, не имеет смысла, она в этом не нуждается. Само её творчество определяет такую высоту и уровень, что всякое восхваление его меркнет перед величием и силой её таланта.
А блеск, как видим, остался и он не мог не остаться.
О ней написаны сотни томов с подробнейшим изложением её биографии, поэтому лишь слегка коснусь этой стороны вопроса. Иначе трудно будет прийти к какому-либо выводу. Родилась она в Москве, в семье основателя и первого директор Музея изящных искусств имени императора Александра III при Московском императорском университете (ныне Музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина), Иван Владимировича Цветаева. Это был человек необыкновенной трудоспособности и увлечённости идеей создания музея, во многом ему помогала его вторая жена, мать Марины и Анастасии Цветаевой - Мария Мейн-Цветаева. Она много времени уделяла воспитанию детей, но к превеликому сожалению в возрасте 37 лет скончалась от чахотки 5 июля 1906 года. Перед смертью прошептала: "Мне жалко только музыки и солнца!". Марине и Асе было четырнадцать и двенадцать лет.
Мать Марины, сама одарённая пианистка, очень хотела, чтобы Марина стала музыкантшей и многое сделала для этого, причём Марина могла действительно ею стать, но в голове у неё звучала другая музыка, музыка слов и рифм.
Родители Марины были рыцарями без страха и упрёка и прививали эти свойства и своим детям. Умирая мать Марины, напутствовала дочек – «Живите по правде*.
Было ещё двое детей от первого брака Ивана Владимировича. Лера и Андрей.
У Марины уже с детских лет проявился свой, независимый характер и хотя она любила и преклонялась перед родителями, не всегда поступала так, как они требовали от неё.
В этом характере присутствовала твёрдость, унаследованная от матери и некоторая отстраненность вперемешку с насмешливостью и пренебрежением к материальным ценностям, от отца.
Сестра Марины, Анастасия, вспоминает, как она (Марина), в тот день, когда их вдвоём привели в гимназию, где Марина училась, не защитила младшую от нападок её подружек по гимназии, а наоборот сделала вид, что ничего не произошло, хотя для Анастасии тогда, это была трагедия вселенского масштаба. Ведь она боготворила Марину, как старшую сестру, к тому же так рано проявившую свои способности и характер, что уже в раннем детстве на них обратили внимание.
Потом, уже в юности, они сойдутся гораздо ближе. Созвучие их мыслей было удивительно. Они всё проверяли друг на друге и почти никогда не было разночтений.
3 ноября 1911 года они впервые со сцены вдвоём читали стихи Марины, вот как об этом пишет в своих «Воспоминаниях» Анастасия Цветаева:
В два – одинаковых – голоса, сливающихся в один в каждом понижении и повышении интонаций, мы, стоя рядом, – Марина, еще не остригшая волос, в скромной, открывавшей лоб прическе, я – ниже и худее Марины, волосы до плеч, – читали стихи по голосовой волне, без актерской, ненавистной смысловой патетики. Внятно и просто. Певуче? Пусть скажет, кто помнит. Ритмично.
Мы прочли несколько стихотворений. Из них помню «В пятнадцать лет» и «Декабрьская сказка». Вот строки из «Декабрьской сказки»:

…Был замок розовый, как зимняя заря,
Как мир – большой, как ветер – древний.
Мы были дочери почти царя,
Почти царевны…
…Оленя быстрого из рога пили кровь,
Сердца разглядывали в лупы…
А тот, кто верить мог, что есть любовь,
Казался глупый.
Однажды вечером пришел из тьмы
Печальный принц в одежде серой.
Он говорил без веры, ах!
А мы Внимали с верой…
…Мы слишком молоды, чтобы забыть
Того, кто в нас развеял чары,
Но чтоб опять так нежно полюбить
– Мы слишком стары.
Был один миг тишины после нашего последнего слова -и аплодисменты рухнули в залу – как весенний гром в сад! Запрещенные в этом доме аплодисменты!
Мы стояли, смущенные (неумело кланяясь?) – откланиваясь, уходя, спеша уйти, а нам вслед неистово аплодировали… Выход или ли мы вновь? «Триумф», – говорили нам потом…
Это был первый вечер Марининой начинавшейся известности.(с)
Уже позже, Марина, следуя моде тех лет, в семнадцать своих годочков «начала курить. Сперва -скрывая. Щадя папу, не курила при нем». (А.Ц. «Воспоминания»). После уже и скрывать было не от кого. Отец умер в 1913 году, когда Марине было 21 год, в принципе вполне взрослая и самостоятельная девушка. А в 1910 году произошёл ещё один показательный случай. Отец её, Иван Владимирович, как-то зашёл в комнату Марины и увидел портрет Наполеона, которого Марина боготворила. Иван Владимирович очень разгневался по этому поводу, реакция же самой Марины, была незамедлительной. Вот как об этом вспоминает её сестра Анастасия:
«И в киоте иконы в углу над ее письменным столом теперь был вставлен – Наполеон. Этого долго в доме не замечали. Но однажды папа, зайдя к Марине за чем-то, увидал. Гнев поднялся в нем за это бесчинство! Повысив голос, он потребовал, чтобы она вынула из иконы Наполеона. Но неистовство Марины превзошло его ожидания: Марина схватила стоявший на столе тяжелый подсвечник, -у нее не было слов!
Это был жест отчаяния. Самозащита зверя, кусающего, когда отнимают берлогу. Такой берлогой и был Марине весь этот культ Наполеона, и все ее культы»
-Такие, как ты, кончают жизнь самоубийством. Пророчески бросит в сердцах отец.
Это неповиновение общепринятым нормам ещё не раз поставит Марину перед выбором, ангел или грешница? И она с ангельским смирением каждый роковой раз будет выбирать путь грешницы.
Со своим мужем Сергеем Эфроном, Марина познакомилась в Коктебеле, где гостила в знаменитом доме Максимилиана Волошина. Она увидела Сергея на берегу и загадала, что если он сейчас найдёт для неё камень сердолик. И он протянул ей именно этот камень.
Уже через год после смерти отца Марина, будучи женой и матерью, встречает и влюбляется в Софью Парнок и эта «любовь» стала для неё «треклятой страстью». Она понимала, в какой грязи и мерзости она погрязла, но далеко не сразу, через полтора года, она смогла прекратить свои отношения с Софьей. Ей нужен был этот вызов, зачем, пожалуй, она и сама не знала ответа.
Её очищение приходило к ней в стихах Гумилёва и Блока.
Но, к сожалению, следует признать, что самый большой грех её жизни был ещё впереди.
В 1919 году, голодном и холодном она, чтобы прокормить своих детей, (Ариадне – семь, Ирине – два с половиной), сдаёт их в Кунцевский приют. Ариадне Марина уделяла много внимания, а вот Ирина раздражала её, она привязывала малышку к креслу, чтобы та не тревожила её. Ирина плохо разговаривала и была беспокойным ребёнком.
Под новый год она узнает, что в приюте детей плохо кормят и они там болеют, есть опасность заражения тифом. Марина забирает Ариадну, а Ирину оставляет в приюте. Как она потом объяснила, спасти можно было только одну. А второго февраля малышка умирает. Мать даже на похороны не пошла. И замолчала до самой пасхи.

Две руки, легко опущенные
На младенческую голову!
Были – по одной на каждую -
Две головки мне дарованы.

Но обеими – зажатыми –
Яростными – как могла! –
Старшую у тьмы выхватывая –
Младшей не уберегла.

Две руки – ласкать – разглаживать
Нежные головки пышные.
Две руки – и вот одна из них
За ночь оказалась лишняя.

Светлая – на шейке тоненькой –
Одуванчик на стебле!
Мной еще совсем не понято,
Что дитя мое в земле.

Что это раскаяние или просто горечь утраты? А может быть и ни то и ни другое?
В то же Светлое Христово Воскресение 20-го, она пишет стихотворение «Грешница».

Ты пишешь перстом на песке,
А я Твоя горлинка, Равви!
Я первенец Твой на листке
Твоих поминаний и здравий.
Звеню побрякушками бус,
Чтоб Ты оглянулся – не слышишь!
О Равви, о Равви, боюсь –
Читаю не то, что Ты пишешь!
А сумрак крадется, как тать,
Как черная рать роковая.
Ты знаешь - чтоб лучше читать -
О Равви – глаза закрываю…
Что интересно, сама Ариадна, почти не вспоминает свою сестру. Во всяком случае я не нашёл этих воспоминаний у неё, где она пишет сухо, чётко, без тени сомнений.
В 1922 году Марина с дочерью уехали из Москвы. В Берлине они встретились с Сергеем Эфроном, мужем и отцом. Очищение? Произошло оно с Мариной после всей этой трагедии? Наверно слишком много вопросов смею задавать. Можно ли простить таланту и последующие романы реальные и мнимые?
Её третий (второй) ребёнок, Георгий (Мур), родился уже за границей и ей «пришлось определять», кто же на самом деле был его отец. И это самый любимый ею Мур, в роковой для Марины час, не только не удержит её от греха самоубийства, но ещё и подтолкнёт её к этому. На похороны матери, он (как и когда-то Марина на похороны своей дочки), так и не придёт.
Когда Марина собиралась в свой последний путь в Елабугу, 7-го августа 1941 года, к ней пришёл Пастернак, помочь собраться и принёс с собой верёвку, увязать чемодан.
- Прочная,- сказал он.
- Можно повеситься.
Это своё последнее для Марины напутствие, он будет вспоминать всю оставшуюся жизнь.
З1-го августа 1941 года Марии Ивановны не стало. Похоронили её в Елабуге, на Петрашевском кладбище, вскорости и могила её была забыта. Никто из её друзей и деятелей культуры того времени не пытался разыскать последний приют Марины. И только уже в 1960 году сестра Марины, Анастасия обнаружит четыре безымянных захоронения 1941 года, отметит их как возможное захоронение Марины Цветаевой. А через десять лет будет поставлен большой гранитный памятник на елабужском кладбище Марине Ивановне Цветаевой.

Идешь, на меня похожий,
Глаза устремляя вниз.
Я их опускала — тоже!
Прохожий, остановись!

Прочти — слепоты куриной
И маков набрав букет,
Что звали меня Мариной,
И сколько мне было лет.

Не думай, что здесь — могила,
Что я появлюсь, грозя...
Я слишком сама любила
Смеяться, когда нельзя!

И кровь приливала к коже,
И кудри мои вились...
Я тоже была, прохожий!
Прохожий, остановись!

Сорви себе стебель дикий
И ягоду ему вслед,—
Кладбищенской земляники
Крупнее и слаще нет.

Но только не стой угрюмо,
Главу опустив на грудь,
Легко обо мне подумай,
Легко обо мне забудь.

Как луч тебя освещает!
Ты весь в золотой пыли...
— И пусть тебя не смущает
Мой голос из-под земли.
3 мая 1913, Коктебель

Бог - чёрт, бог – чёрт, ставила она знак равенства ещё в детстве. В одном можно быть уверенным, что перед Богом она представилась поэтом. Она и называла себя Поэтом и никак не поэтессой. Такой мы её и запомним.

Знаю, умру на заре! На которой из двух,
Вместе с которой из двух - не решить по заказу!
Ах, если б можно, чтоб дважды мой факел потух!
Чтоб на вечерней заре и на утренней сразу!

Пляшущим шагом прошла по земле!- Неба дочь!
С полным передником роз!- Ни ростка не наруша!
Знаю, умру на заре!- Ястребиную ночь
Бог не пошлет по мою лебединую душу!

Нежной рукой отведя нецелованный крест,
В щедрое небо рванусь за последним приветом.
Прорезь зари - и ответной улыбки прорез...
- Я и в предсмертной икоте останусь поэтом!

***
18.03.13

Людмила Павличенко

Людмила
Советский снайпер которая первой сказала Американцам правду о фашизме...

I Первый бой не задался...Парализованная страхом, Павличенко была не в силах поднять винтовку. Молодой паренёк улыбнулся: – Ничего Людмила, это дело наживное… Я, вообще в школе танцами занимался… Вот, победим, научу тебя танго… – ещё шире улыбнулся мальчишка и в туже секунду его убило… Фашистская пуля забрала жизнь, мечты, станцевать с Людмилой танго…
Людмила была потрясена, девушка вскинула винтовку и с первого выстрела уложила своего первого фашиста…
Потом однажды Людмила сказала: "Он был прекрасным счастливым мальчиком, которого убили прямо на моих глазах. Теперь уже ничто не могло меня остановить".

II На улицах Людмилу часто встречали дети и спрашивали: – Сколько вчера убила? Я обстоятельно докладывала им. Однажды мне пришлось честно сказать, что я уже несколько дней не стреляла по врагам. – Плохо!, - в один голос сказали ребятишки. А один, самый маленький, сурово добавил: – Очень плохо. Фашистов надо убивать каждый день, они убили мою маму… Им все равно кого убивать… И Людмила, нет, не старалась быть лучшей, или завоевать высоких наград, перед её глазами, когда она смотрела через прицел на фашиста, звучали слова, того ребенка, про маму…

III Оказавшись в США в качестве, чтобы наконец то союзники вступили в войну, Людмила рассказывала: В отбитой у врага деревне я видела труп 13-летней девочки. Её зарезали фашисты. Мерзавцы - так они демонстрировали свое умение владеть штыком! Я видела мозги на стене дома, а рядом труп 3-летнего ребенка. Немцы жили в этом доме. Ребёнок капризничал, плакал. Он помешал отдыху этих зверей. Они даже не позволили матери похоронить своё дитя. Бедная женщина сошла с ума.
Я видела расстрелянную учительницу. Тело её лежало у обочины дороги, по которой бежали от нас фрицы. Офицер хотел изнасиловать её. Гордая русская женщина предпочла смерть позору. Она ударила фашистскую свинью по морде. Офицер застрелил её, затем надругался над трупом. Они ничем не гнушаются, немецкие солдаты и офицеры. Всё человеческое им чуждо. Нет слова в нашем языке, которое бы определило их подлую сущность.
Что можно сказать о немце, в сумке которого я увидела отнятую у нашего ребенка куклу и игрушечные часики ? Разве можно назвать его человеком, воином? Нет! Это бешеный шакал, которого надо уничтожать ради спасения наших детей. Уничтожь фашиста! Тогда народ скажет тебе: ты действительно ненавидишь врага. Если ты ещё не умеешь уничтожать врагов - научись.
В этом сейчас твой святой долг перед Родиной, матерью, женой и детьми".

А, в конце сказала слова,которые облетели весь мир: "Джентльмены! Мне двадцать пять лет. На фронте я уже успела уничтожить 309 фашистских захватчиков. Не кажется ли вам, джентльмены, что вы слишком долго прячетесь за моей спиной...?!“


укрофашизм в действии

Жители Голубовского рассказали, что пострадавшая часть поселка уже давно считалась достаточно безопасной и не подвергалась обстрелам уже несколько лет. Хозяин поврежденного обстрелами дома Иван Царенко рассказал, что выпущенный ВСУ боеприпас попал в спальню, где в этот момент спали двое его малолетних детей.

«Находился на работе, позвонила жена, сказала, что к нам в гости прилетело, (калибра) 120 (миллиметров) мина. Слава Богу, хоть мои дети живые, но в шоке — они в рубашке родились. Жалко детей, за них сразу подумал, за дом не думал, хотя тоже жалко, где теперь детям жить — дома нет», — рассказал он.

Царенко призвал украинские власти выполнить обещания и начать соблюдать «режим тишины», о котором стороны конфликта неоднократно договаривались.

«Дети в этот момент в доме находились, мина упала прямо между кроватями, можно сказать метр (от мины до кровати). Младшему два года всего, на ноги ему штукатурка упала. Ребенок хромает сейчас, но доктора посмотрели, сказали, что все в порядке, — сообщил мужчина. — Прилетело со стороны Новотошковки, у них там и минометные и танковые позиции»..

Profile

skif1959
skif1959

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel