Category: литература

Времена жизни

Я умру в крещенские морозы.
Я умру, когда трещат берёзы.

Пророчески написал поэт Николай Рубцов, он умер 19 января 1971 года.
Поэтическому дару иногда удаётся приоткрыть завесу тайн мироздания, эти две строчки лишь небольшое свидетельство тому.
Но мне вдруг захотелось cамому заглянуть глубже в тайну нашего появления и ухода. Однажды я понял, что, как это не удивительно, все мы рождаемся и умираем зимой, как автор строк о своей смерти в «крещенские морозы, когда трещат берёзы» Николай Рубцов, ведь он родился в самом начале года 3-го января.
Мне кажется, что мы тоже приходим на планету Земля в студеную пору метелей, когда земля покрыта толстым ослепительно белым слоем снега. Кому же посчастливилось дожить до старости, умирают под заунывные, усыпляющие напевы вьюги за окном. Время от зимы рождения и до зимы ухода это и есть полный цикл нашей жизни на планете Земля.
И это никак не зависит от настоящего места и времени нашего рождения.
Представьте, как вам было тепло и уютно в утробе у матери, где-то, непонятно где, шумел и жил свой жизнью, неведомый ещё вам огромный, чужой мир. Как в зимней медвежьей берлоге, издалека, до нас, впервые для нашего слуха, доносятся звуки другого, ещё пока, непонятного, для нас мироздания.
Но, вот на «рождество» мы уже оглашаем своим криком всю округу, полновластно заявляя о своём приходе. Се человек.
А дальше та пора детства, из которой мы мало что помним, разве только тепло и ласку материнских рук, запах материнского молока и колыбельный звук её голоса. Так тянется зима нашего младенчества, кажется, что это нескончаемое сверкающее пространство неизменно и так будет всегда.
С первыми весенними днями наше спящее сознание постепенно пробуждается так, же как земля от долгой зимы, пусть ещё память заносит последний мартовский снег, но мы чувствуем огромный прилив сил, исходящий из недр земных и сокрушающее твердыни льда и снега, тепло от уже по-весеннему яркого весеннего солнца.
Детство и юность это и есть весна нашей жизни с её неудержимым цветением и ростом. Всё пробуждается, мы познаём этот новый для нас мир. Наконец приходит, с громом и молниями, наверно, как предупреждение, первая майская гроза, а это уже следующая ступень жизни, этап взросления….
Дальше, вы уже поняли – лето, страда. Мы обзаводимся семьёй, растим детей, работаем, попадаем под летний очищающий ливень и отдыхаем в летнем отпуске, трудимся в поте лица своего на ниве нашей жизни, наши дети растут, но как, же быстро проходит лето(а) нашей жизни.
Это мы начинаем понимать, с приходом осени. Столь удивительная своей прощальной красотой, что кажется, что и нет ничего распрекраснее, чем увядающая золотая пора, «очей очарованье». С её листопадом и прозрачной синевой неба, паутиной, последними тёплыми лучами солнца, а немного позже, длинными-длинными, убаюкивающими осенними дождями.
Пронзительно-голубое, солнечное небо ранней осени, вскоре затянет сплошными тучами, польют дожди, деревья сбросят последнюю листву, и «унылая» осень предстанет перед нами во всей своей прощальной наготе.
С поздней осенью мы меняем темп нашей жизни и уже никуда не спешим, но, радуемся каждому новому дню, каким бы он, ни был, дождливым или солнечным, ветреным или тихим, это уже не так важно, важно, что провидение дарит нам этот день, а с ним счастье ощущения жизни.
В начале осени нашей жизни мы ещё не настолько стары, чтобы понять приближение смерти, но оглядываясь назад, уже осознаем, то, что казалось нам вечностью, имеет своё не только начало, но и конец , а самое удивительное открытие – её стремительность, быстротечность.
Приходит конец и осени, вновь наступает зима, такая же бесконечно-долгая, как в далёкий, в тоже время, такой близкий момент нашего рождения. Жизнь, наконец, замыкает свой круг, мы уходим в ту самую белую бесконечность, из которой пришли когда-то на этот удивительный, прекрасный земной шар, а нашу могилу на нём, заметает снегом, как и память о прожитых нами днях.
13.10.2019

https://webkamerton.ru/2020/01/vremena-zhizni

Я русский



Я русский, без копейки хвастовства,
Без фальши, пафоса и завываний гнусных.
Я русский по законам естества,
А потому и называюсь просто – русский.

15.10.19


Крымскому-Фролову


Хочу спросить поэта Костю с Крыма,
Про русских выразительно поёшь,
Всех перечислил Колчака и Диму,
Который Менделеев, что ж не врешь.

Фамилий много славных у России,
История, как древняя скала,
Что держит небосвод всей своей силой,
Всей мощью прави, против тьмы и зла.

И слог хорош и безупречна рифма
Глаголом жжёшь, всей полнотою чувств.
И царская Россия твоя нимфа
Придворный и пошлейший булкохруст.

Поход ледовый, Врангель, честь и Каппель,
Чего стесняться, «разномастный сброд».
Круши, руби их лезвиями сабель.
Восстало быдло, подлый наш народ.

Народ восстал, он созидал и строил,
Сражался на полях за свою власть.
Не вспомнил Костя сотни тыщ героев,
Что жизнь не пожалели, не та масть.

Нет Ленина в том списке, забыт Сталин
Отец сапожник, нет, ни камильфо.
Сто лет прошло и снова средь развалин
Придворный шут поёт своё стихо.

На честь «царя» и власти людоедов,
Загнавших в кабалу российский люд.
Нет, Крымский Костя, ты не Грибоедов,
Ни Пушкин и не Гоголь – просто плут.

14.10.2019

ПРИМАКОВ И СОЛЖЕНИЦЫН

Странное железобетонное сооружение возводилось в течение нескольких месяцев аккурат напротив здания Министерства иностранных дел России. Жители и гости столицы видели сначала четыре наклонённые друг к другу колонны, окружающие постамент в середине площади, а затем произошло и водружение на этот постамент мрачной фигуры с очками в руках.

Оказалось, что памятник установлен к 90-летию со дня рождения Евгения Примакова и расположен так, чтобы кадровый контингент отечественной дипломатии всегда мог видеть одного из своих бывших шефов — честь, которой не удостоились ни канцлер Российской империи князь Александр Горчаков, ни советский "мистер Нет" Андрей Громыко, ни кто-либо ещё из великих людей, связанных с представительством интересов нашей страны на международной арене.

Имя Евгения Примакова в российском общественном сознании намеренно и искусно связывается средствами массовой информации с идеями "многополярного мира" и с "разворотом над Атлантикой", когда на Пасху 1999 года американцы начали бомбардировки православной Сербии. Где-то — уже на втором плане, затушёванно — теплится память о преодолении последствий дефолта 1998 года, когда дипломат Примаков, будучи выдвинутым Ельциным на пост премьера, отдал полную инициативу бывшему председателю Госплана Маслюкову и руководителю Госбанка Геращенко, которые и справились с кризисом, созданным такими деятелями, как Чубайс и Черномырдин. Но тогда их правильные и спасительные действия лишь укрепили власть ельцинистов-либералов.

Сербам же весной 1999 года был необходим не символический жест премьер-министра России с отказом от визита в Вашингтон, а военная и политическая помощь, своеобразный атомный ультиматум НАТО. Тем более, что именно Примаков скреплял унизительное поражение Сербии и России полуобъятиями с госсекретарём США Мадлен Олбрайт, которая делала всё, чтобы нанести удар по сербам, которые спасли её, еврейскую девочку, от нацистов.

Главным в политической, а также в дипломатической деятельности Евгения Максимовича было искусное проталкивание курса на "разрядку" с Вашингтоном и с Западом и осуществление поэтапного уничтожения социалистической системы. Здесь роль Примакова трудно преуменьшить. Это и схемы конвергенции, и введение буржуазного парламентаризма.

Наконец, им и был подготовлен "новоогаревский процесс".

Академик-арабист, соратник Горбачёва и Шеварднадзе, Примаков являлся одним из видных "прорабов перестройки" и, будучи поставлен на высочайший пост председателя Совета Союза Верховного Совета СССР, целенаправленно работал над реализацией "новоогаревского процесса", который привёл к уничтожению Советского Союза.

А незадолго до юбилея и открытия памятника, из блестящей телепередачи Сергея Брилёва мы узнали нечто новое о дружеской спайке Евгения Примакова с Александром Солженицыным. Вдова Солженицына и вдова Примакова (кстати, в окружении целой "свиты" из руководителей МИДа и отечественных генералов) рассказали телезрителям нашей страны о том, как крепко дружили и совместно действовали автор "разворота над Атлантикой", глава Верховного Совета СССР и автор "Архипелага ГУЛАГ", ярый ненавистник советской России.

http://zavtra.ru/blogs/primakov_i_solzhenitcin

(no subject)



Крымскому-Фролову


Хочу спросить поэта Костю с Крыма,
Про русских выразительно поёшь,
Всех перечислил Колчака и Диму,
Который Менделеев, что ж не врешь.

Фамилий много славных у России,
История, как древняя скала,
Что держит небосвод всей своей силой,
Всей мощью прави, против тьмы и зла.

И слог хорош и безупречна рифма
Глаголом жжёшь, всей полнотою чувств.
И царская Россия твоя нимфа
Придворный и пошлейший булкохруст.

Поход ледовый, Врангель, честь и Каппель,
Чего стесняться, «разномастный сброд».
Круши, руби их лезвиями сабель.
Восстало быдло, подлый наш народ.

Народ восстал, он созидал и строил,
Сражался на полях за свою власть.
Не вспомнил Костя сотни тыщ героев,
Что жизнь не пожалели, не та масть.

Нет Ленина в том списке, забыт Сталин
Отец сапожник, нет, ни камильфо.
Сто лет прошло и снова средь развалин
Придворный шут поёт своё стихо.

На честь «царя» и власти людоедов,
Загнавших в кабалу российский люд.
Нет, Крымский Костя, ты не Грибоедов,
Ни Пушкин и не Гоголь – просто плут.

14.10.2019

Жаль, Михайлова. Хороший артист, да заболел всем известной болезнью, низкопоклонством и лизоблюдством при "дворе".

Крымскому-Фролову

Крымскому-Фролову


Хочу спросить поэта Костю с Крыма,
Про русских выразительно поёшь,
Всех перечислил Колчака и Диму,
Который Менделеев, что ж не врешь.

Фамилий много славных у России,
История, как древняя скала,
Что держит небосвод всей своей силой,
Всей мощью прави, против тьмы и зла.

И слог хорош и безупречна рифма
Глаголом жжёшь, всей полнотою чувств.
И царская Россия твоя нимфа
Придворный и пошлейший булкохруст.

Поход ледовый, Врангель, честь и Каппель,
Чего стесняться, «разномастный сброд».
Круши, руби их лезвиями сабель.
Восстало быдло, подлый наш народ.

Народ восстал, он созидал и строил,
Сражался на полях за свою власть.
Не вспомнил Костя сотни тыщ героев,
Что жизнь не пожалели, не та масть.

Нет Ленина в том списке, забыт Сталин
Отец сапожник, нет, ни камильфо.
Сто лет прошло и снова средь развалин
Придворный шут поёт своё стихо.

На честь «царя» и власти людоедов,
Загнавших в кабалу российский люд.
Нет, Крымский Костя, ты не Грибоедов,
Ни Пушкин и не Гоголь – просто плут.

14.10.2019

короткое стихо

Как в забытьи, живём, как в забытьи.
День прожит, да и ладно, будет новый.
Эй, ветер! Зло так листья не мети.
Зима укроет белым всё покровом.

27.09.19